Разрушители экостистемы

«Образцовыми фигурами Зла сегодня являются не обычные потребители, которые загрязняют окружающую среду, а те, кто, будучи в полной мере причастными к загрязнению, покупают себе свободу от результатов своей собственной деятельности, селясь в закрытых для посторонних районах, питаясь органическими продуктами, проводя отпуск в заповедниках дикой природы»

(c) Славой Жижек

Индейский вождь о белых людях

Интересная вырезка из газеты, в которой говорится о том, что официальный представитель властей США задал вопрос вождю про белых людей, на что получил поразительный ответ

Официальный представитель властей США задал индейскому вождю по имени «Два орла» интересный вопрос: «Вы наблюдали за белыми людьми на протяжении 90 лет. Вы видели их войны и их технологические достижения. Вы видели их развитие и ущерб, который они нанесли».

Вождь утвердительно кивнул.

Тогда представитель властей спросил: «Учитывая все эти события, по вашему мнению, в чем не правы белые люди? Где они выбрали неверное направление?»

Вождь посмотрел на белого человека и ответил: «Когда белый человек нашел землю, на ней правили индейцы не было налогов, не было долгов, буйволы и бобры были в изобилии, вода была чиста. Женщины делали всю работу, лекарь не брал денег. Индейские мужчины тратили весь день на охоту, а всю ночь ласкали своих жён».

Потом вождь отклонился назад, улыбнулся и добавил: «Только белый человек может быть настолько глупым, чтобы думать, что такую систему можно улучшить. Она не унаследована тобой у твоих родителей, она одолжена тобой у твоих детей».

Окружающая среда гибнет от нищеты, а не от новых технологий

К концу XIX века в Европе появилось много интеллектуалов, объяснявших все беды общества наличием частной собственности. Надо отменить частную собственность, и все будет хорошо, — говорили они. Частную собственность отменили, но хорошо не получилось. Получилось плохо. Получился ГУЛАГ, коллективизация, культурная революция и Пол Пот.
 
После того, как идея исправления мира с помощью отмены частной собственности провалилась, среди людей, психологически заточенных под перманентный протест, появилась другая идея. Все беды современного человечества стали объяснять загрязнением окружающей среды. Надо перестать менять окружающую среду, и все будет хорошо, —  объясняют нам. Очень часто — те же самые люди, которые до краха СССР объясняли про частную собственность.
 
На мой взгляд, экологический фундаментализм, наряду с исламским фундаментализмом, является одной из самых опасных идеологий, угрожающих современному обществу. В отличие от исламизма, экологический фундаментализм является респектабельной идеологией. Его приверженцы учат с кафедр университетов, проповедуют со страниц газет и имеют сильные позиции внутри международных и национальных бюрократий. Под видом международных соглашений типа Монреальского протокола они фактически продвигают идею мирового правительства, которое за нас будет решать, что и как мы можем производить.
 
Будучи полностью встроенными в мировой бюрократический истеблишмент, владея массированным арсеналом промывания мозгов, жесточайше преследуя любого, кто осмелится подвергнуть их критике, собирая миллионы пожертвований с «полезных идиотов», они одновременно позиционируют себя как борцов против истеблишмента.
 
Как и всякая вера, экологический фундаментализм содержит ряд имплицитных и эксплицитных положений, которые противоречат как здравому смыслу, так и друг другу. Ниже я хотела бы остановиться на некоторых из них.
 
 
 
Вредные вещества
 
Первое. Согласно экофундаменталистам, наша технологическая цивилизация отравляет окружающую среду. По умолчанию предполагается, что дотехнологические цивилизации ее не отравляли.
 
Это не так. Можно привести десятки примеров использования дотехнологическими цивилизациями чрезвычайно вредных технологий.
 
Например, римляне пользовались свинцовым водопроводом. Бронзу поначалу делали из меди с добавлением мышьяка, а не олова. А в XIX веке мышьяк с удовольствием добавляли в обои. В результате состояние лежачих больных улучшалось только оттого, что их выносили на воздух.
 
Люди целовали иконы во время эпидемий, антисанитария в средневековых городах была чудовищной, а одним из самых канцерогенных веществ в мире является дым от очага. Разумеется, это не значит, что в верхнем палеолите от рака умирало больше людей, чем сейчас: но это только потому, что они не успевали умереть от рака.
 
Доиндустриальные цивилизации часто пользуются чрезвычайно вредными технологиями. И, ровно наоборот — только технологическая цивилизация может понять, почему не надо строить свинцовые водопроводы или добавлять в медь мышьяк.
 
 
 
Экологические катастрофы
 
Второе. Как знает каждый «зеленый», современная  цивилизация губит природу. По умолчанию предполагается, что дотехнологическая цивилизация живет с природой в гармонии.
 
Это не так. История человечества усеяна обломками дотехнологических цивилизаций, погибших в результате экологических катастроф.
 
Ближний Восток, который когда-то был колыбелью земледелия, а сейчас является пустыней, стал пустыней не сам по себе, а в результате целой серии экологических катастроф.  Ирригационные системы, возводимые в условиях всевозрастающего популяционного давления, засолили почву и превратили ее в пустыню и на некогда благодатном Ближнем Востоке, и в некогда благодатной Средней Азии.
 
Лежащий между Ближним Востоком и Средней Азией Афганистан — пример другой экологической катастрофы, случившейся в результате монгольского завоевания. Монголы не только не знали первородного греха высоких технологий, они не знали городов и сельского хозяйства. Города они выжигали дотла, а поля и систему питавших их подземных тоннелей-кяризов уничтожали. В результате Афганистан из страны плодородных долин и торговых городов, которую завоевывали, до монголов, все, от Александра Македонского до эфталитов, превратился в страну гор и пустынь, которую не может завоевать никто.
 
В результате экологической катастрофы погибла цивилизация индейцев анасази, строивших тысячу лет назад на территории современно Колорадо и Нью-Мексики каменные дома 4-5 этажей высотой.
 
Цивилизация анасази располагалась в речных долинах. По мере увеличения численности долина распахивалась, по мере дальнейшего увеличения численности распахивались и склоны. В какой-то момент склонов оказывалось распахано слишком много, оползень съезжал в долину, снося и поля на склонах, и поля в долине. Результат: перенаселение, недостаток еды, людоедство и полный коллапс. В тех самых четырехэтажных домах археологи находят сваренные и высосанные человечьи кости.
 
Судя по всему, по похожему сценарию рушилась цивилизация майя. Вообще экологическая катастрофа «долина-склон-оползень» не менее часто встречается в человеческой истории, чем катастрофа «канал-засоление».
 
Остров Пасхи в момент его заселения людьми был покрыт пышными лесами. Люди извели леса на поля, и вдобавок — на катки для статуй, которые каждый соперничающий клан старался сделать погромадней. Чем суше становился остров — тем выше становились статуи, чем выше становились статуи, тем больше пальм рубили на катки, чем больше пальм рубили на катки — тем суше становился остров. Кончилось все чистым Мальтусом, войной и людоедством: самая большая статуя так и осталась недовырубленной в скале.
 
Тем, кто видел (хотя бы в Интернете) выжженные скалы острова Пасхи или засоленные пески Междуречья, полезно помнить, что это все — результат разрушительной деятельности дотехнологических цивилизаций.
 
Но не менее важно другое: именно технологическая цивилизация, понимая, что делает, может природу возродить, исправить и улучшить.
 
Палестина к началу XX в. представляла из себя пустыню пополам с малярийными болотами. Израильтяне превратили эту пустыню в сад. Вряд ли бы вы охотно согласились поехать на Карибские острова  в XVI в., к непроходимым чащам, ядовитым гадам и тропическим болезням. Теперь это — безопасный рай.
 
Да что там, самый простой пример. Европа в III в. н.э. представляла из себя один мрачный тысячекилометровый лес.  Вам правда хочется в этот лес, или вы предпочитаете колосящиеся поля, ухоженные парки и рододендроны вдоль скоростных магистралей?
 
Еще раз: отсутствие технологий не гарантирует, что цивилизация не погибнет от экологической катастрофы. Ровно наоборот: оно гарантирует, что цивилизация не сможет ни предвидеть ее, ни избежать.
 
 
 
Невозобновняемые источники энергии
 
Молодая (по сравнению с Ближним Востоком) европейская цивилизация избежала перенаселения и следующей за ним экологической катастрофы за счет трех обстоятельств.
 
Во-первых, за счет природных условий. Французским королям, в отличие от правителей Третьей Династии Ура, не нужно было беспокоиться о засолении почвы оросительными каналами. Во-вторых, за счет эпидемий и кровавых, вследствие раздробленности, войн. Первый раз Римская империя обезлюдела от нашествий германцев и гуннов. Чума 1347 года убила 45-50% населения Европы и до 80% в Южной Франции и Италии. Во время одной только 30-летней войны в Германии погибло от 25 до 40% населения.
 
Третьим фактором, ослабившим демографическое давление, было открытие Нового Света и эмиграция излишков населения туда.
 
Тем не менее к началу промышленной революции Европа была снова густо заселена. Экология Англии, к примеру, была изменена полностью. В XI в. «белка могла пересечь Англию, не спускаясь на землю». К XVIII  в. все эти леса были вырублены под поля, пастбища и на древесный уголь для металлургического производства. У Англии оставалось два пути — либо окончательное уничтожение среды обитания, перенаселение и деградация, либо переход на новый уровень развития. Англия перешла на каменный уголь вместо древесного, и тем самым, в числе прочего, избежала экологической катастрофы.
 
Вот это важно понимать —  промышленная революция, позволившая человечеству вырваться из мальтузианской ловушки, которая неизменно сопровождалась экологическими катастрофами, был связан не только и даже не столько с изобретением машин, сколько с появлением не зависящих от ветра, воды и мускулов источников энергии для этих машин.
 
В настоящее время человек съедает в год 1,3 тонну продуктов. Потребление топлива в развитых странах составляет 12-14 тонн на человека. Общая площадь пашен на сегодняшний день — 1,5 млрд га. Еще 3,5 млрд. га приходятся на сенокосы и пастбища. Общая площадь земной поверхности, находящаяся в распоряжении человека, не считая Антарктиды, и считая Гоби, Сахару, и Крайний Север,-  13,5 млрд. га.
 
Если пользоваться древесным углем вместо коксующегося и биотопливом вместо нефти, то современной цивилизации пришлось бы вырубить все дождевые леса, засадить все национальные парки, вспахать Гоби и вечную мерзлоту, устроить полную экологическую катастрофу своей среде обитания, — и все равно ей не хватило бы на производство потребляемой ныне энергии.
 
О том, какая участь ждала Европу к концу XIX в. без невозобновляемых источников энергии, можно составить себе представление, глядя на две культуры, отказавшиеся тогда от прогресса: на Китай и Японию.
 
Япония к началу революции Мейдзи представляла из себя перенаселенную страну, живущую далеко за гранью экологической катастрофы. Все леса были вырублены, животных в стране практически не было, даже самураи передвигались пешком. Вместо быков для пахоты крестьяне пользовались исключительно собственной мускульной силой, поля удобряли человечьим калом. Круг смыкался: ресурсов уже не хватало на поддержание жизни животных, а это, в свою очередь, вело к чудовищному обнищанию и ужасному уровню эксплуатации крестьян. Похожим образом дела обстояли в Китае. Китай, Япония, Индия: во всех этих древних перенаселенных обществах крестьянин к середине XIX в. жил хуже, чем за тысячу лет до этого.
 
Еще раз. Невозобновляемые источники энергии, химические удобрения, высокие технологии — это не источники экологической катастрофы. Ровно наоборот — это то, что позволило Европе в XIX в избежать мальтузианской, гуманитарной и экологической катастрофы.
 
 
 
Обратно — куда?
 
Утверждение, что современное общество перестало жить в гармонии с природой, предполагает, что когда-то эта гармония существовала. Вопрос: к чему мы должны вернуться?
 
К земледельческой цивилизации?
 
Но земледельческая цивилизация ни в коей мере не живет в гармонии с природой. Поле — это не естественный элемент экологии. Земледельческая цивилизация вырубает лес, засоляет почву, превращает рисовую террасу в рассадник малярийного комара. Подсечно-огневое земледелие — одна из самых разрушительных экологических практик, которой когда-либо занимался человек.
 
К тому же сейчас на земле живет 7 млрд. чел. Они никак не могут прокормить себя традиционным сельским хозяйством.
 
На земле и сейчас есть регионы, где практикуют сплошь organic farming, по причине отсутствия удобрений, инсектицидов и машин. Это Северная Корея, Гаити, Руанда, где не так давно вследствие дефицита земли произошел геноцид. Эти страны, как и древний Ближний Восток, являются зонами абсолютной экологической катастрофы, и по абсолютно тому же сценарию: «традиционное земледелие» позволяет земле восстановиться тогда, когда популяционное давление мало. Если же популяционное давление велико, то результатом будет полное разрушение окружающей среды и людоедство.
 
Но, если земледельческие технологии так разрушительны, возможно, человек пребывал в гармонии с природой в эпоху собирательства и охоты?
 
Увы, нет. Всюду, куда приходил охотник-сапиенс, он приносил с собой экологическую катастрофу. Проникнув в Австралию, охотники за 1000 лет истребили ее мегафауну. Проникнув в Америку, они за 1000 лет истребили 85% видов существовавших там крупных животных. Достигнув Новой Зеландии, маори истребили гигантских нелетающих птиц моа и множество всякой другой живности. Малагасийцы, поселившись на Мадагаскаре, истребили гигантских черепах, эпиорнисов, и карликовых гиппопотамов. На севере Европы охотники истребили мамонта, а на Крите и Кипре — карликового гиппопотама и карликового слона.
 
К тому же плотность населения охотников-собирателей —  1 чел. на 260 га. Делим их на 13,5 млрд. га, включая Гоби — упс! Останется 51 млн. человек. Из семи миллиардов.
 
Но бог с ней, с арифметикой! Мы — про идеологию. Может, нам отказаться и от охоты?
 
Но охота — это наше общее занятие с шимпанзе. Шимпанзе в принципе хоть и питаются листьями, но рады поймать мелкую дичь: самец охотно отдает кусок мяса самке в обмен на совокупление, и, видимо, из этого обычая и выросла человеческая охота.
 
Что позволяет слабому человеку быть таким эффективным охотником? Оружие, без которого он не сможет убить крупную дичь, и огонь, без которого он никогда не переварит столько сырого мяса.
 
Так, может, отказаться от орудий и от огня? Тогда мы уравняемся с другими существами в возможностях и не сможем наносить им столь существенный урон.
 
Но вот проблема — человек использовал огонь раньше, чем стал человеком.
 
Мозг — чрезвычайно затратный орган, он потребляет до 30% необходимой нам энергии. Развитие его стало возможным только после того, как приготовление пищи на огне позволило человеку усваивать намного больше недоступных ранее для него калорий. Огонь человеку известен как минимум миллион лет, а Homo Sapiens появился 140 тыс. лет назад.
 
То же самое и с орудиями.
 
Наши предки начали использовать орудия раньше, чем стали людьми.
 
Самые древние — олдувайские — орудия были изготовлены 2,8 млн. лет назад, и форма их не менялась в течение 1,2 млн. лет. Это значит, что их изготавливало неразумное еще существо, для которого производство этих орудий было частью его расширенного фенотипа, как для бобра частью расширенного фенотипа является умение строить плотины, а для птички шалашника — умение строить шалаши, привлекающие самку, и украшать их камешками и ракушками.
 
Вот тут-то мы и пришли к самому скальному основанию. Род Homo начал менять природу — изобрел огонь и стал пользоваться орудиями — раньше, чем появился вид sapiens.
 
Изменение окружающей среды — это часть нашего расширенного фенотипа. Нам предлагают отказаться, как от первородного греха, от того, что физиологически является основой нашего существования.
 
Это правда, что некоторые человеческие общества отказались от изменения окружающей среды. Они живут в гармонии с природой и способны не меняться столетиями. Маленькая проблема заключается в том, что эти общества бывают двух видов. Либо они живут в экстремальных природных условиях (бедуин, который живет в симбиозе с верблюдом, практикует многоженство и имеет рабов, или инуит на Крайнем Севере). Либо они поддерживают численность популяции на стабильном уровне за счет каннибализма и институционализированной педофилии.
 
Вы скажете, что я преувеличиваю? Отнюдь. Я просто довожу до логического конца абстрактные пожелания типа: «давайте жить в гармонии с природой». Они так же абсурдны, как пожелания «давайте отменим частную собственность».
 
 
 
Заключение
 
Я отнюдь не хочу сказать, что в мире нет экологических проблем. Напротив, они есть, и преужасные. Но абсолютное большинство экологических проблем и/или катастроф имеет локальный характер и сосредоточено в нищих малоразвитых странах. А борются экофундаменталисты против глобальных выдуманных ими проблем, и желательно в странах первого мира.
 
Экологическая катастрофа — это серные дожди над Норильском, а не абстрактное глобальное потепление.  Плотность населения на Гаити — 263 чел. на кв. м, а в Японии — 334 чел на кв. м., но экологическая катастрофа с тотальной вырубкой лесов и истощением почв происходит именно на Гаити, именно потому, что там не хватает современных технологий.
 
Если бы экофундаменталисты приехали на Гаити и взялись бороться с экологической катастрофой там, то они быстро бы обнаружили, что это надо делать с помощью удобрений, инсектицидов, генномодифицированных растений и строительства электростанций, а пуще всего — с помощью уважения к частной собственности. То есть — с помощью того самого прогресса, против которого они беззаветно борются — желательно, конечно, в комфортных условиях из офиса в Лондоне, а не на Гаити.
 
Ненависть к прогрессу свойственна толпе. Толпа громила обсерваторию Улугбека и устраивали картофельные бунты. Во время холерных бунтов в России крестьяне убивали врачей, а после появления прививки от оспы тогдашние алармисты писали, что «прививки коровьей оспой приведут к вырождению рода человеческого в коров».
 
Но только в век демократии, когда мнение большинства стало абсолютной истиной, ненависть к прогрессу стала могучим орудием в руках псевдобюрократических групп влияния, промывающих нам мозг и приравнивающих к греху любую современную технологию.
 
Компьютеры — это грех, в электронике есть вредные компоненты. Ловить рыбу — плохо, выращивать — тоже плохо. Пользоваться инсектицидами — грех, создавать генномодицифированные растения, которые позволят отказаться от инсектицидов, — грех, грех, ГРЕХ!!! Пользоваться нефтью — нельзя, ядерной энергией — тоже, работы по созданию термоядерного реактора вообще должны быть запрещены.
 
При этом нельзя сказать, чтобы экологические алармисты сами массово отказывались от электричества и компьютеров, и показывали своим примером «жизнь в гармонии с природой» на берегах Новой Гвинеи. Они требуют, чтобы от вредных технологий отказался кто-то еще, а еще лучше, чтобы кто-то еще эти самые технологии производил, а они, праведники, образовав мировое правительство, это дело регулировали.
 
В Средневековье церковь приравнивала почти каждый поступок к греху. Человек чувствовал себя алчным греховодником, презренным прелюбодеем, сосудом скверны, — и он молился, молился, покупал индульгенции, исповедовался и завещал имущество церкви. Сейчас новая экофундаменталистская инквизиция пытается нам внушить такое же чувство греха за пользование любыми технологиями.
 
Они добились того, что в наш, XXI в., слово «прогресс» стало неприличным, смешным, а слово «частная компания» ассоциируется непременно с загрязнением природы и хищнической прибылью, против которой протестуют, все в белом, жрецы новой экологической церкви.
 
Так вот, я хочу напомнить одну простую вещь: самой страшной экологической катастрофой является нищета, происходящая от популяционного давления, неуважения к частной собственности, и отсутствия высоких технологий. И только прогресс способен эту катастрофу предотвратить.
 
Борьба с наукой и техническим прогрессом никогда еще не приносила пользы человечеству. Эта борьба — всегда религия, в какие бы одежды она ни рядилась.
 
И еще я должна сказать, что отказ от прогресса никогда не бывает безнаказанным. Япония и Китай, культура которых в XII в. превосходила Запад, к концу XIX заплатили за отказ от прогресса нищетой и унижением. Сейчас ситуация может поменяться. И если алармисты не прекратят шантажировать Запад, внушая ему, что генная инженерия — это грех, что каждое лекарство надо тестировать по пятьдесят лет, а каждый новый завод загрязняет атмосферу, то к середине XXI в. они могут обнаружить, что Китай опередил Запад не только как мировой центр производства, но и как мировой хаб открытий, объявленных на Западе грехом.

РАБОТА ДЛЯ АКТИВИСТА

Принимая решение о применении какой-то технологии, надо сравнивать возможный ущерб не с гипотетической ситуацией тотального благолепия, а с проблемами, которые вызовет реализация её альтернатив.

Меня поражает безразличие широкой общественности. На наших глазах люди, думающие только о выгоде, внедряют опасную для окружающей среды и нашего здоровья технологию. Не отнеситесь к этому беззаботно: ситуация экстренная. Если в нас живо чувство ответственности, мы все обязаны отставить сиюминутные интересы и дать отпор угрозе, нависшей над планетой!

Технология, о которой я хочу вам поведать, приводит к отчуждению огромных площадей. Естественные экосистемы, занятые священной дикой природой, разрушаются. С использованием тяжёлой техники происходит циничное уничтожение диких животных и растений. Биологическое разнообразие резко снижается, почва подвергается разрушительным воздействиям и деградирует. Реализация этой ужасной технологии приводит к усилению добычи и сжигания ископаемого топлива, пк усилению выбросов углекислого газа и стимулирует глобальное потепление. Там, где шумели леса или волновались под ветром травы степей, изнасилованная земля выбрасывает в атмосферу новые порции газа смерти и разрушения – углекислоты. Убивающие землю дельцы травят её продуктами химической промышленности. Стекая с дождевой водой в реки, эти вещества несут смерть экосистемам…

Ради чего совершается всё это зло? Ради продуктов, разрушающих здоровье. Как пробудить людей, в которых уснула совесть? Может быть, зрелищем страданий, вызванных болезнью Ги-Гертера-Гейбнера? Истощённые, измученные диареей, отстающие в развитии дети – лишь часть кошмарной цены, которую платит человечество за использование этой технологии. А эпидемия тучности? А разве не ранят наше моральное чувство целые состояния, нажитые корыстными торговцами, готовыми продавать людям чистое зло, если это принесёт им выгоду?

Вы поняли, о чём я говорю? О выращивании опаснейших трав – Triticum aestivum, Triticum durum и их близких родственников. С потрясающим цинизмом власти наших стран отказываются запретить выращивание этих дьявольских растений и объявить вне закона оборот извлечённых из них веществ.

Что делать? Неужели спокойно наблюдать, как коварное зло уничтожает нашу планету и калечит людей? Нет! Взять опасную технологию под общественный контроль. Но где найти защитников справедливости, которые будут отстаивать интересы дикой природы, не прислушиваясь к циничным аргументам и иезуитским уловкам адвокатов разрушения среды? Надежда только на закалённых общественников, готовых бросаться из одной природоохранной кампании в другую. Они, закалённые митингами, с сорванными от выкрикивания лозунгов голосами, отучившие себя от сомнений, они-то и обладают должной бескомпромиссностью, чтобы взвалить на себя нелёгкую ношу контроля за потенциально опасными технологиями.

Хватит. Проанализируем, что я только что нагородил.

Писал я о выращивании пшеницы – мягкой, твёрдой и других. Упомянутые неблагоприятные последствия и риски соответствуют действительности. Для земледелия отчуждаются огромные площади; современное растениеводство требует значительного расхода ископаемого топлива, приводит к увеличению выбросов СО2 (хотя это не только газ смерти и разрушения, но и основа для синтеза органики при фотосинтезе), ведёт к деградации почв и загрязнению окружающих экосистем удобрениями. Кошмарная болезнь, о которой я упомянул, – это целиакия, глютеновая энтеропатия, врождённая неспособность переваривать белки злаков. При своевременной диагностике и переходе на беззлаковую диету больных можно защитить от большинства её неблагоприятных последствий. Эпидемия тучности от избыточного потребления мучного – тоже не выдумка.

Так почему же мы не запретили выращивание пшеницы? А никто за нее всерьёз не взялся! И, конечно, любая из имеющихся альтернатив имеет ничуть не меньше недостатков. Выращивание пшеницы приносит вред. Но принимая решение о применении определённой технологии, надо сравнивать возможный ущерб не с гипотетической ситуацией тотального благолепия, а с теми проблемами, которые вызовет реализация её доступных альтернатив. Напомню на всякий случай, что голод, нищета и социальные конфликты, вызванные борьбой за перераспределение ресурсов (при нынешней численности населения), не сулят среде нашего обитания ничего хорошего.

Приведённый мною пример абсурден? Вот вам иной, вполне актуальный пример. Хочу только обратить внимание комментаторов, что я не хотел бы погружаться в обсуждение всей сложности отношений между Россией и Украиной.

Украина находится между Россией и Евросоюзом. Европа не очень-то торопится заключать большую и плохо управляемую страну, измученную внутренними проблемами, в свои объятья. Россия тянет в Таможенный Союз – некую реинкарнацию имперской мечты. Один из инструментов выламывания рук – высокая цена на газ, ведь главное стратегическое оружие Российской Федерации – газовая труба. Украинская власть в Таможенный Союз идти боится, и не столько из заботы о судьбе страны, сколько из опасения перераспределения собственности в пользу российских олигархов. Вероятность больших экономических сложностей в Украине растёт: МВФ не даст деньги без изменений, которые снизят надежды партии власти удержаться у кормила, а Россия настойчиво подталкивает «братскую страну» к краю пропасти.

Сила России – в запасах горючих ископаемых, в частности газа. Но в Украине тоже немало газа, но в основном сланцевого (газа рыхлых пород). Такой газ залегает на большой глубине (например, в Юзовском месторождении, расположенном в Харьковской и Донецкой областях, — на глубине около 5 км), заполняя слабо связанные друг с другом полости. Добывают такой газ методом гидроразрыва (фрекинга): бурят вертикальную скважину, а из неё – горизонтальные, куда под высоким давлением закачивают специальный раствор на водной основе. Непростая технология обуславливает высокую стоимость добычи газа, необходимость отчуждения немалых территорий, а также ряд угроз: разлива фрекинговой жидкости, загрязнения ею водоносных горизонтов, проседания опустошённых пород.

Некоторые источники утверждают, что современные технологии фрекинга снижают риск неблагоприятных последствий до допустимого минимума. Иные утверждают, что добыча сланцевого газа – это неминуемая гибель украинской природы и катастрофа для здоровья населения. В ходу американский фильм-агитка; он, хоть и был уличён в обмане, влияет на обывателей. А вот заголовки статей за пару последних дней: «Добыча сланцевого газа – залог экологической катастрофы на Харьковщине» (в статье внушается, что все риски – оспариваемые, кстати, газовщиками – обязательно воплотятся в жизнь); «Как страшно жить: в Краматорске обсудили проблему добычи сланцевого газа». Кому верить? С моей точки зрения – тем, кто подтверждает свои суждения ссылками на оценки вероятности рисков, готов обсуждать сравнительные характеристики разных вариантов технологии. Рефрен «как страшно жить» не помогает найти верное решение, а только мешает этому.

Протесты-протестами, но договор с компанией Shell о разделе продукции из Юзовского месторождения уже подписан. Некоторые детали дают основания подозревать, что в нём учтены не только государственные, но и частные интересы. Странно, что Shell освобождена от так называемых «экологических сборов», в том числе платы за водные ресурсы, которых для фрекинга требуется немало.

Сторонники добычи сланцевого газа утверждают, что она освободит от необходимости закупать газ в России. То, что сразу после подписания договора с Shell Газпром выдвинул иск Украине на 7 миллиардов долларов за недостаточное количество закупленного газа, говорит о том, что российские интересы уязвлены. Одни утверждают, что иск за недобор контрактного количества газа обоснован, другие – что украинская сторона выполнила условия договора и санкции необоснованны. В любом случае, при нынешнем состоянии украинской экономики и на фоне общемировых предкризисных явлений такой шаг Газпрома направлен скорее на добивание клиента, чем на максимизацию прибыли.

Конечно, протесты «экологистов» против добычи сланцевого газа – на руку Газпрому. Иностранные эксперты предполагают, что протесты инспирируются и подпитываются Газпромом. Эта версия кажется мне заслуживающей внимания.

Я далёк от мысли, что все активисты, борющиеся против сланцевого газа, получают подпитку от Газпрома. Ситуация ещё интереснее. Подавляющая их часть ведомы собственной совестью и страхом. Многие из активистов решительно присоединятся к любой компании протеста, если призыв придёт из «своих», «экологических» источников. Я писал о протестах зоозащитников против законов, которые существовали только в их фантазиях («Я сама из головы его выдумала!»). После выхода этой колонки я просил активистов, поднимавших протест, пояснить, против чего они протестуют. Они столь поражены чёрно-белой логикой, что понимали мой вопрос однозначно: «Раз он не поддерживает нашу борьбу, значит, он скрытый дог-хантер». Кстати, ту колонку я писал, когда обдумывал совместную со студентами работу по учёту поголовья бродячих собак. Я отказался от своих планов, увидев у зоозащитников призывы давать отпор тем, кто высматривает бродячих собак. Ясно ведь, что это шпионы дог-хантеров, по следам которых придут убийцы. Я не рискну подвергать студентов опасности со стороны фанатиков.

Вернёмся к газу. Кажется, для заказчика общественных кампаний достаточно поддерживать лишь немногих агентов влияния. К примеру, производителям ядохимикатов достаточно лишь поддержать вброс вирусных страшилок о ГМО. Множество «полезных идиотов» поднимутся на баррикады самостоятельно. Возможно, в ситуации со сланцевым газом ситуация аналогичная. Протесты по самым разным поводам сформировали сеть активистов, которую можно перенаправить на решение той или иной проблемы.

Увы, сети единомышленников сплошь и рядом оказываются мультипликаторами бреда. Приведу пример из другой области. Присылает мне студентка на днях текстик: «15 серьёзных причин, чтобы отказаться от мяса». Там, к примеру, вот что:

«5. Мясо излишне закисляет внутреннюю среду организма, что подавляет азотофиксирующие бактерии в дыхательных путях, меньше азота усваивается из воздуха, следовательно, увеличивается потребность в пище («жор»)».

Это – чистой воды бред. Никаких азотфиксирующих бактерий в нашем теле нет. Вроде почерпнуты эти откровения из книги Гарри Буковского «Век живи!». Поищите фрагмент из приведённой мною цитаты с помощью Гугла, посмотрите, во скольких местах выложена эта дикость. И это не ирония, всё это повторяется со звериной серьёзностью! А теперь поищите материалы о фрекинге и о сланцевом газе. Убедительно?

Такой механизм самозапугивания срабатывает бессознательно или отражает замысел организаторов кампании? Не могу отбросить вторую версию. Вот один из примеров. Один из активистов антифрекинговой кампании выкладывает в Фейсбуке ссылку на материал с подзаголовком «Добыча сланцевого газа в Украине не сможет войти в цивилизованное русло без серьёзных корректив законодательной базы». В материале – интервью с этим активистом и, в общем, вполне конструктивный разговор. Да, для регуляции добычи сланцевого газа нужна соответствующая законодательная база. Увы, давая ссылку на этот материал, автор представляет его иначе: «Ещё один гвоздь в крышку гроба для фрекинга!»

Так всё-таки разрабатывать законодательную базу надо для того, чтобы ввести добычу сланцевого газа в цивилизованные рамки, или для того, чтобы уложить её в гроб? Вероятно, первая задача – способ ввести общественность в заблуждение, а настоящая задача – вторая…

Поговорить бы о второй опоре протестов, о партии «Свобода» (бывшей социал-националистической!), да места уже нет… Да-да, о той самой, что раскалывает страну на части, выталкивая из неё граждан «нетитульной» национальности. Ну, может, как-то потом…

Ой, как много я здесь написал разного; надо предложить читателям сухой остаток. Итак.

Я не знаю, надо добывать сланцевый газ или нет. Принимать решение надо, сравнивая и плюсы, и минусы (включая риски с оценкой их вероятности) для всех возможных альтернатив. Кампании «общественности» (читай активистов), поднимаемые запугиванием и предоставлением односторонней информации, не должны быть аргументом при поиске таких решений; они только мешают поиску оптимального решения.

Автор: Дмитрий Шабанов

Сланцевый пузырь

«Газпром» разглядел заговор пиарщиков в США

«Сланцевая революция» в газовом секторе США стала одним из главных событий в 2010 году. Добыча газа из сланцев в промышленных масштабах, начавшись еще несколько лет назад, начала расти столь быстрыми темпами, что вывела США на первое место в мире по газодобыче, оставив Россию на втором. По сути в США началась настоящая газовая лихорадка, аналогичная той, что произошла 150 лет назад с нефтью. Сейчас сланцевый газ оказывает все большее влияние на мировой газовый рынок, но в России, проспавшей начало очередной революции, а посему нервно воспринявшей вести с Запада, быстро успокоились. Руководство «Газпрома» окончательно уверилось в том, что «сланцевая революция» не обвалит мировые рынки, и уже готовится к своему будущему триумфу в США.

В поисках «логичных размеров»

В середине февраля 2011 года в Нью-Йорке заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Медведев оптимистично заявил, что уже в ближайшее время российская компания на 50 процентов увеличит свою долю на газовом рынке США (менее процента относительно общего объема рынка). Свою уверенность в завтрашнем дне Медведев пояснил следующим образом: резкий рост добычи сланцевого газа в США в последние годы, по его мнению, это не не более чем «пузырь», аналогичный тому, что надулся на рынке интернет-компаний в конце 1990-х годов. Первоначально их стоимость быстро росла, но после краха рынка в 1999-2000 годах, напомнил Медведев, сократилась до «рациональных и логичных размеров».

Вот и «Газпром» не боится конкуренции со стороны производителей сланцевого газа. Обвал цен на газ на американском рынке, последовавший за бумом добычи сырья из сланцев, поставил компании, которые вкладывались в подобные проекты, за грань рентабельности. Согласно прогнозу Медведева, в ближайшие несколько лет цены на газ в США существенно вырастут, но до тех пор с рынка «вылетят» сотни компаний, которые на волне интереса инвесторов с энтузиазмом бросились бурить тысячи скважин в США и Канаде в поисках легкого заработка. Добыча сланцевого газа сохранится, но не будет оказывать такого давления на рынок, как это было в 2009-2010 годах. По словам Медведева, «Газпром», в отличие, например, от китайских госкомпаний, не заинтересован в газовых месторождениях США, поскольку имеет лучшие месторождения в России. При этом менеджер не отрицает, что инвестбанки предлагают компании этот объект вложений.

Годом ранее в Лондоне Медведев также убеждал инвесторов, что добыча сланцевого газа не стоит того внимания, которое ей уделяют мировые СМИ. Но тогда эмиссара «Газпрома» мало кто слушал. К тому моменту связавшиеся со сланцами газовики уже победно маршировали по планете.
Как все начиналось

О том, что в США расположены огромные запасы газа, сосредоточенного в сланцах, известно давно. До недавнего времени разрабатывать эти запасы было слишком сложно, однако после внедрения новых технологий многие экономические и технические сложности извлечения газа из сланцев были решены. В результате объем добычи газа по новой технологии в США в прошлом году составил почти 120 миллиардов кубометров — 15-20 процентов от всей добычи. Всего несколько лет назад эта доля составляла 2 процента. Сланцевый «пузырь», если это пузырь, продолжает расти и сегодня.

На данный момент США производят все больше газа из сланцевых залежей, поэтому американские импортеры, ранее закупившие сжиженный природный газ (СПГ, который замораживают для транспортировки, а по прибытии в пункт назначения размораживают на специальных заводах), начали в конце 2010 года поставлять его в страны с более высокими ценами на газ. Кроме того, поставщики СПГ, ранее нацеленные на американский рынок, были вынуждены искать других клиентов, в частности в Европе. Последняя с радостью бросилась закупать газ у альтернативных поставщиков, не испугавшись штрафов со стороны «Газпрома». Все это привело к снижению спотовых цен (короткие контракты) на партии СПГ, сделав их более выгодными для потребителей, чем покупки по долгосрочным контрактам на основе ценовых формул у «Газпрома».

Кроме того, российскому концерну пришлось отказаться от анонсированного еще в 2009 году прорыва на рынке США. Вышеописанные конференции Медведева — лондонская (февраль 2010 года) и нью-йоркская (февраль 2011 года) — совпали по времени с двумя отсрочками по газпромовскому проекту производства СПГ на гигантском Штокмановском месторождении на Баренцевом море. Год назад совет директоров Shtokman Development (оператора проекта) уже утвердил перенос сроков ввода месторождения на 2016-2017 годы, а теперь сроки запуска Штокмана могут сдвинутся и на 2018 год.

Задержки с запуском Штокмана, в том числе, связаны с тем, что США, целевой рынок для данного месторождения, не нуждается в дополнительных поставках. По этой же причине норвежской Statoil пришлось искать другие рынки сбыта СПГ, и одним из них стала Европа. Наконец, Катар — крупнейший в мире производитель и экспортер СПГ — начал поставлять большие объемы топлива в Великобританию и Бельгию.

Шаг вперед, два назад

В «Газпроме» весь прошлый год пытались сохранить хорошую мину при плохой игре. Но в апреле 2010 года министр природных ресурсов Юрий Трутнев заявил, что рост добычи сланцевого газа представляет проблему для «Газпрома» и России, отметив, что руководство «Газпрома» разделяет его озабоченность ситуацией на мировом газовом рынке. В мае 2010 года уже Александр Медведев отметил, что рассматривает возможность покупки в США компании, занимающейся добычей сланцевого газа. Ему вторил председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, заявивший, что с началом добычи в Кузбассе угольного газа, который, как и сланцевый, относится к так называемым нетрадиционным источникам газа, «Газпром» получил опыт разработки такого рода запасов. «У нас есть свои технологии, у нас есть свой опыт, поэтому я думаю, что мы сейчас, наверное, можем выдвинуть лозунг: если у вас есть сланцевый газ, то мы к вам идем!» — радовался глава «Газпрома».

Вздумай «Газпром» и вправду отправиться за сланцевым газом, такой поход мог бы оказаться весьма познавательным. Сейчас сырье из сланцев пытаются добывать не только в США, но и в европейских странах, например, в Польше и Германии. В случае, если страны ЕС смогут увеличить свою газодобычу, то их потребность в российском топливе (удовлетворяет четверть потребностей ЕС) снизится. Даже Украина, обрадовавшись перспективе перейти на газовое самообеспечение, подрядила на поиск спасительных сланцев на своей территории специалистов министерства энергетики США. По данным собственного минприроды, Украина входит в пятерку крупнейших стран мира по запасам сланцевого газа. Аналогичное соглашение с США об изучении возможности разработки сланцев подписал и Китай. Короче говоря, в то, что разработка сланцевых залежей может кардинально изменить картину газового мира, верят многие.

Сланцевая лихорадка отражает чаяния и надежды европейцев и американцев на возможность хотя бы частично укрепить свою энергетическую безопасность и отказаться от необходимости покупать энергоносители за границей. Европа уже немало выиграла от того, что добыча сланцевого газа, начатая в Америке, переключила на ЕС поставки сжиженного газа из Африки и стран Персидского залива, которые в противном случае пошли бы в США. Впрочем, далеко не все так радовались новому источнику энергоносителей, как Брюссель в 2010 году.

В поисках горизонта

Экологи неоднократно высказывали опасения, что сотни химических препаратов, используемых для извлечения газа, могут попасть в грунтовые воды: добычу сланцевого газа в США ведут сотни компаний на тысячах микроскопических месторождений, зачастую в буквальном смысле на заднем дворе домохозяйств. При этом для добычи газа в скважины закачивается вода со специальными химикатами, выдавливающая газ из сланцев. Из-за недавнего разлива нефти у берегов США подобные страхи только усилились.

В настоящий момент на премию «Оскар» выдвинута кинокартина «Gasland» (уже победившая на фестивале для высоколобых американцев «Сандэнс»), которая местами наивно, а местами с ужимкой опытного конспиролога демонстрирует, к чему ведут подобные глобальные эксперименты с почти неконтролируемой добычей газа (горящая вода в кранах домохозяйств, заражение водоемов, выбросы в атмосферу). Аналогичные доводы, кстати, приводят и те, кто лоббирует в Вашингтоне в качестве альтернативы газу якобы более «зеленый» уголь. Те же самые резоны приводит и председатель правления «Газпрома» Миллер, который считает, что добыча сланцев является не только затратной, но и достаточно «грязной».

Впрочем, Миллер вообще уверен, что сланцевый газ является хорошо спланированной мировой пиар-кампанией. «Таких пиар-кампаний много: глобальное похолодание, биотопливо», — перечисляет он, указывая, что для Европы это плохой вариант развития событий. Согласно последним прогнозам, «Газпром» рассчитывает на восстановление спроса на газ в Европе в 2012 году, а в 2015 году начнет поставлять по 30 миллиардов кубометров в год в Китай. Поэтому Россия всячески отстаивает долгосрочные контракты на газ с привязкой к цене нефти, которые хотя бы частично защищают Москву от неожиданного обрушения рынка. Да и вообще, с 2014 года приоритетным для «Газпрома» станет российский внутренний рынок, где его при поддержке чиновников пытается потеснить «Новатэк».

Согласны с Миллером и ряд других топ-менеджеров мировых газовых компаний, но пока они все же в меньшинстве. Еще в конце 2009 года мировой нефтегазовый лидер ExxonMobil приобрел на рынке специализирующуюся на добыче газа из твердых пород XTO Energy за 41 миллиард долларов, хотя перспектива отдачи газа с уже поставленного на баланс Exxon месторождений XTO Energy по-прежнему неясна. Сланцевые активы прикупили Total, Eni и Statoil. Все они, впрочем, ориентируются не на 2015-2017 года, а на период до 2030 года. По оценкам самой Exxon, через 20 лет около половины мировых потребностей в газе будут обеспечивать нетрадиционные источники (в частности, сланцевый газ, метан угольных пластов и добыча на шельфе). Или уже традиционные?

В любом случае уже понятно, что смена глобальной газовой парадигмы началась. Последние десятилетия покупатели зависели от поставщиков, а в ближайшие, годы, очевидно, баланс сильно сместится в противоположную сторону. Но к каким изменениям в мировой экономике и политике это приведет, сейчас вряд ли кто-то решится прогнозировать наверняка. И только «Газпром», похоже, уверен, что все останется по-прежнему.

Новый ледниковый период может начаться в любое время

Безудержная погоня за прибылью транснациональных нефтяных гигантов (направленная в нужное русло метафизической диверсией русских) обернулась такими последствиями, что апокалиптические ожидания большей части человечества в самом ближайшем времени обретут реальные очертания. По последним спутниковым данным, Северо-Атлантическое течение (Гольфстрим) больше не существует. Два слова о Гольфстриме. Гольфстрим начинается в Мексиканском заливе (!), огибает Флориду и течёт вдоль восточного побережья США, и далее, всё более расширяясь и замедляя ход, на северо-восток Атлантического океана в направлении Норвежского моря. То, что от него осталось, перестаёт “добивать” до северной Европы. А ведь именно оно позволило европейским странам развиваться в очень благоприятных условиях (осведомлённость о скором изменении этих условий и есть причина скорейшего строительства газопровода “Северный поток”). Физики университетского уровня в ходе эксперимента использовали ванну с холодной водой и придали цвет теплым струям воды в ней. Можно увидеть границы слоев и теплы струй воды. Если вы добавляете масло в ванну, границы слоев и слоёв теплой воды нарушаются и текущий вихрь эффективно уничтожается. Это то, что происходило в Мексиканском заливе и в Атлантическом океане вследствие недавней катастрофы в Мексиканском заливе. Все “реки” теплой воды, которая течёт из стран Карибского бассейна до краев Западной Европы умирают из-за т. н. “Corexit” – вещества, которое администрация Барака Обамы позволила BP использовать, чтобы скрыть масштабы бедствия в результате взрыва платформы BP. В настоящее время нет способов эффективного “очищения” в нижней части Мексиканского залива. Как утверждают многочисленные доклады, нефть по-прежнему продолжает вытекать в огромном количестве из нескольких мест на дне. Первым сообщил об остановке Гольфстрима Д-р Джанлуиджи Зангари, физик-теоретик Института из Фраскати, который уже несколько лет сотрудничает с группой ученых мониторинга в Мексиканском заливе. Его информация основывается на спутниковых данных, CCAR Колорадо, согласованных с NOAA ВМС США. Это оперативные данные спутниковых карт позже на CCAR сервере были изменены, и ученый говорит, что это фальсификации, и он не может объяснить этот факт логично. Его вывод – вследствие этого стихийного бедствия значительную часть земной поверхности неизбежно ждёт оледенение. Учёный Сергей Лопатников так прокомментировал возможные последствия происходящего: “Термохалинная сосудистая система, где теплые воды текут через более прохладные, оказывают гораздо большие эффекты, чем только на океан, но и на верхние слои атмосферы, высотой до семи миль. Отсутствие этого явления в восточной части Северной Атлантики нарушает нормальный ход атмосферных потоков летом этого года, в результате чего образовались неслыханно высокие температуры в Москве, засухи и наводнения в Центральной Европе, высокие температуры во многих странах Азии и массовые наводнения в Китае, Пакистане и других странах Азии. Итак, что же это значит? Насильственные смешивания сезонов, неурожаи, и увеличение засух и наводнений в различных местах в настоящее время, о чем свидетельствуют ежедневные новости со дня открытия BP Нефтятого вулкана. Они убили кардиостимулятор мирового климата на планете. Все что произошло, приведет в ярость общественность, с соответствующими последствиями для человеческой цивилизации, экологическим коллапсом, глобальным голодом, смертями и массовой миграцией населения из зон непригодных для обитания человека… Новый ледниковый период может начаться в любое время, начнется с оледенения в Северной Америке, Европе и Азии, этой зимой (обе модели начала ледникового периода существуют в прошлом Земли). Новый ледниковый период может убить 2/3 человеческой расы в первый год в случае быстрого начала; если все будет происходить медленнее, скорее всего, убьет близко к этому количеству, но просто в течение нескольких лет. Спасибо, BP, спасибо президенту Обаме, ложь о диспергаторах — это просто здорово. Теперь, только если бы было можно просто направить весь горячий воздух в нужное место, может быть, мы смогли бы избежать ледяной ад в ближайшем будущем… Кольцевое течение остановилось. И теперь мир это ощутит. Если в ближайшем будущем не произойдет запуска Кольцевого течения, это может иметь серьезные глобальные последствия, которые повлекут за собой значительные изменения погоды, которые выразятся в обширных засухах, наводнениях, неурожаях, и последующей нехватки питания в глобальных масштабах. Большинство экспертов склонно преуменьшать значение данного события (мой комментарий — ну кто бы в этом сомневался, а? Если бы такая фигня случилась бы в РФ или в Заливе, думаю, эксперты мощно сказали бы свое слово, а нынешним Штатам сто лет такого счастья не надо, самим бы успеть чего-нибудь намастырить в изменившихся условиях, ибо только техногенной катастрофы им сейчас не хватало! Думаю, в сценарии развития сейчас появились вот такие строки — «Верить в бакс, суки! Верить! Нечего смотреть на всякие дурацкие графики! надо будет, Бернанка на вертолете все пятно баксами покроет и впитает! И нечего смотреть на то, что мы тут делаем! Тебе, дураку, айфон подарили? Вот в него и смотри! А если какая экспертная тварь… Да не отмоется!») Как отмечает Зангари, «реальное беспокойство вызывает тот факт, что в истории нет прецедента внезапной полной замены природной системы неработающей системой, созданной человеком». И что самое плохое — данные, получаемые со спутников в реальном времени, являются для Зангари явным свидетельством того, что в мексиканском заливе в кратчайшее время возникла новая искусственно созданная природная система. В рамках этой новой и неестественной системы радикально изменились такие параметры как вязкость, температура и соленость морской воды. Это остановило продолжавшийся миллионы лет бег Кольцевого течения. Сегодня данные измерения температуры Гольфстрима между 76 и 47 меридианами показывают, что он на 10 градусов Цельсия холоднее, чем был в тот же период прошлого года. Соответственно, можно говорить о наличии прямой причинно-следственной связи между остановкой теплого Кольцевого течения в Мексиканском заливе и падением температуры Гольфстрима. Раньше это называли мировым экономическим кризисом. Если изменятся климатические вводные, это будет уже мировой системный кризис“.

См. также  http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=3314&Itemid=39

О причинах и ходе катастрофы в Мексиканском заливе

Вот что пишет http://worldcrisis.ru/crisis/754637 со ссылкой на зарубежный сайт:

Goldman Sachs продал 43% аций BP всего за несколько недель до катастрофы в заливе.. не верю я в случайности..

http://moneycentral.msn.com/ownership?Holding=Institutional+Ownership&Symbol=BP

Автор намекает, по всей видимости, на диверсию.

Но дело здесь не в диверсии, а в на редкость «эффективном менеджменте».

Я не очень представляю, как можно незаметно подкрасться и взорвать трубу на глубине 1500 метров. А потом ещё и саму платформу взорвать.

Здесь произошло другое:

Эффективные менеджёры БиПи сэкономили на полутора километрах трубы и взяли или более тонкостенные трубы, или трубы из более дешёвого металла, чем требовалось исходя из реального давления в скважине. Трубы, не выдерживающие давления, обычно взрываются при перекрытии потока нефти по каким то технологическим надобностям. Пока нефть вытекает из трубы, давление меньше. Если перепрыть задвижку на выходе трубы — давление в трубе скачкообразно повышается. Трубу рвёт. На трубе должны быть установлены три отсечных аварийных клапана. Но они или вообще не были установлены (поди, проверь на глубине), или не сработали. Возможно, причиной разрвыа трубы как раз и было срабатывание аварийного клапана. Труба в этом случае чаще всего рвётся по сварному шву на месте стыка двух отрезков трубы. Что мы и видим на телеэкране.
Нефть вырвалась наружу.

И дней 10 лилась в залив. Хозяева БиПи сразу оценили масштаб катастрофы и кинулись спасать свои капиталы. Работягам на платформе было строжайше приказано не подавать никакой информации о катастрофе до особого распоряжения, (пока все, кому надо, не сбросят акции БиПи). А для гарантии им отключили или вывели из строя связь.

Но оставался ещё один нерешённый вопрос: все работяги на платформе становились опасными свидетелями. И от них избавились путём поджога вылитой из скважины нефти, всплывшей под платформой. И всех их там изжарили живьём. И подождали, пока платформа, искорёженная огнём, затонет.

И только тогда миру и правительству США объявили о «взрыве нефтяной платформы» и кинулись «уточнять последствия». Горящий на месте платформы факел на поверхности моря объяснили сжиганием нефти для предотврашения её разлива.

Пояснение: Платформа вообще не могла взорваться. В ней просто нечему взрываться. Газ под ней или в ней тоже не мог скопиться. Негде ему было там скапливаться.

Это единственное не противоречащее фактам объяснение катастрофы в Мексиканском заливе.

Эффективный менеджёр и эффективный собственник они везде эффективны. И в Сибири, и в Мексиканском заливе.

Источник