Как устроена конкуренция по-русски

Вопрос вопросов: почему большинство населения России не осуждает Сталина? Либералы объясняют это эффектом пропаганды, рабской психологией, тем, что репрессии уничтожили всех свободомыслящих людей и оставили соглашателей и вертухаев. Это слишком поверхностные и эмоциональные объяснения. Настоящая причина в том, что Сталин действовал в той же логике, что и другие преобразователи до него. И население подсознательно это чувствует. В России существует своя модель управления и своя модель конкуренции. Подробнее о них — в книге Александра Прохорова «Русская модель управления»:

«В каждый момент времени русская система управления пребывает в одном из двух состояний — или в состоянии стабильном, спокойном, или же переходит в нестабильный, аварийный, кризисный режим работы. В стабильном состоянии управление осуществляется неконкурентными, административно-распределительными средствами. С переходом к нестабильному состоянию стиль действий всех управленческих звеньев коренным образом меняется. Система управления становится агрессивно-конкурентной. Но эта конкуренция имеет мало общего с конкуренцией в западном понимании, поэтому она и не кажется таковой. Создается обманчивое впечатление, что в нестабильном состоянии русская система управления подавляет конкуренцию точно так же, как и в стабильном.

Классическое западное общество основано на конкурентной борьбе независимых хозяйствующих субъектов. В современных условиях, под воздействием государственного и общественного регулирования, западные системы управления занимаются как бы «администрированием конкурентов». Государство и общество неконкурентными, преимущественно административными методами регулируют отношения между конкурирующими друг с другом и внутри себя хозяйственными, политическими, социальными ячейками: фирмами, религиозными конфессиями, научными и художественными течениями, политическими партиями и общественными движениями. Внутри этих ячеек тоже господствует конкуренция между подразделениями и между работниками, осуществляемая через системы оплаты труда, механизмы предоставления заказов, найма на работу, технологии продвижения по службе и т. д. Неконкурентное по своей сути государственно-общественное администрирование регулирует отношения между конкурентами. Поэтому западное упpaвлeние мoжно назвать «администрированием конкурентов».

Русская модель управления в своем нестабильном состоянии занимается вещами прямо противоположными. Она навязывает низовым ячейкам «конкуренцию администраторов». В России внутри каждой кластерной единицы — в цехе, в команде, в фирме, в воинской части отношения преимущественно неконкурентные. А между собой кластеры связываются уже конкурентными отношениями. Это совершенно другой тип деятельности — конкуренция администраторов. Данный вид конкурентной борьбы значительно сильнее, чем западная конкуренция, он ускоряет все процессы, отличается неизмеримо большей жесткостью и за меньший срок достигает большей силы конкурентного воздействия.

Если в западной системе управления офицер не достигает требуемого результата, то он проигрывает в конкурентной борьбе с сослуживцами, его не повышают по службе или выгоняют в отставку. В России при нестабильном режиме функционирования системы управления офицера, часть которого не сумела взять высоту или провалила иную операцию, могут просто отдать под трибунал и расстрелять. Такой подход, как принято полагать в России, обеспечивает высокие темпы естественного отбора способных управленцев. При колоссальных человеческих жертвах быстро достигается необходимый результат.

Вспоминает нарком нефтяной промышленности, впоследствии председатель Госплана СССР Н. К. Байбаков:

«Меня вызвал Сталин. Будничным голосом говорит:

— Товарищ Байбаков, Гитлер рвется на Кавказ. Он объявил, что если не захватит нефть Кавказа, то проиграет войну. Нужно сделать все, чтоб ни одна капля нефти не досталась немцам. Поэтому я вас предупреждаю: если вы оставите хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем. А если уничтожите промыслы, а немец не придет, и мы останемся без горючего, мы вас тоже расстреляем… Летите и решайте вопрос на месте».

Аналогичным образом (с поправкой на более мягкие нравы досоветской эпохи) поступали наиболее результативные военачальники прошлого. Например, генерал Скобелев за выполнение задания обещал крест, а за несвоевременное выполнение — арест.

Примером того, как достигается результативность в нестабильном режиме работы системы управления, может служить русская армия в конце XVIII — начале XIX веков (вероятно, эта армия была наиболее боеспособной за всю историю России). Почему войска были квалифицированными, дисциплинированными и абсолютно не боялись опасности? Потому что собственный офицер или унтер-офицер был для солдат большей угрозой, чем неприятель. Вероятность погибнуть от палок, от удара прикладом со стороны старшего и подобных причин была большей, чем угроза гибели в сражении. «А уж палками — недели не проходило, чтобы не забивали насмерть человека или двух из полка», — вспоминает старый солдат в почти документальном рассказе Льва Толстого «Николай Палкин». Бояться надо было не врага в бою, бояться надо было своего начальства, всей системы армейской надо было бояться. Элементарно невыгодно было быть плохим солдатом, дисциплинированный и смелый солдат имел больше шансов выжить. «Петр I наставлял военачальников пресекать панику в войсках — „чтоб крику не было во время боя“. Он предупреждал: „А ежели в которой роте или полку учинится крик, то без всякого милосердия тех рот офицеры будут повешены. А офицерам дается такая власть: ежели который солдат или драгун закричит, тотчас заколоть до смерти, понеже в сем дело все состоит“». В составленном Петром морском уставе написано: «Все воинские корабли Российские не должны ни перед кем спускать флаги …под страхом лишения живота». По тому же принципу существовали с петровских времен вплоть до Великой Отечественной войны заградительные отряды. Солдат должен был знать, что, если он пойдет в атаку, у него есть шанс выжить, а если будет отступать — нет. Аналогичным образом в условиях плановой экономики угроза санкций со стороны вышестоящих организаций должна быть для менеджера более реальной и суровой, чем угроза потери доли рынка и снижения прибыли в условиях рыночной экономики. Тогда плановая экономика относительно результативна. То есть директор советского завода (начальник цеха, мастер, рабочий) должен иметь веские причины беспокоиться о производстве в большей степени, чем его западные коллеги. При нестабильном состоянии системы управления так оно и было, и тогда плановая экономика была результативной (за счет хищнического использования ресурсов).

Во времена индустриализации репрессировали за неосвоение капиталовложений, невыполнение планов, малейшее нарушение в технологии и качестве. «В 1927 г. органами ОГПУ было дано предписание усилить репрессии за халатность, непринятие мер охраны и противопожарной безопасности. Небрежность как должностных, так и всех прочих лиц, в результате халатности которых „имелись разрушения, взрывы и прочие вредительские акты“, приравнивалась к государственному преступлению. ОГПУ предоставляется право рассматривать во внесудебном порядке, вплоть до применения высшей меры наказания, дела по диверсиям, поджогам, порче машинных установок и т. п., совершенных как „со злым умыслом“, так и без него. Халатность и небрежность возводились в ранг государственных преступлений».

Именно так в СССР создавалось атомное оружие и многие другие научно-технические разработки — в бериевских шарашках, где неконкурентные, артельные отношения внутри лабораторий контрастировали с жесткой конкурентной борьбой, фактически борьбой за выживание, между лабораториями. В условиях конкуренции между кластерами сами эти низовые звенья работают результативнее, и все отношения внутри кластера подчинены необходимости решить коллективную задачу. В условиях нестабильного режима функционирования системы управления каждый руководитель низового звена — бригадир, лейтенант, цеховой мастер, капитан судна, режиссер — совершенно иначе организует работу своих подчиненных, иначе дает задания, иначе спрашивает, потому что знает, что он сам погружен в конкурентные отношения и в случае провала его как минимум выгонят с работы, а могут и посадить.

Вот как формулирует свою идеологию управления одна из современных преуспевающих фирм: «Система внутри фирмы должна быть жестче, чем снаружи, тогда фирма крепче. Это значит, что конкуренция внутри должна быть суровее, чем за пределами предприятия, отношения — более жесткими, система поощрений и наказаний — более четкой. То, за что рынок наказывает рублем, внутри фирмы должно наказываться червонцем. А когда фирма внутри себя испытывает давление большее, чем давление внешней среды, она, согласно законам физики, расширяется, захватывая новые территории, предприятия и денежные потоки».

Известно, что в ходе естественного исторического отбора побеждают те общества, которые умеют раньше распознать конкурентные преимущества. Прогресс идет быстрее там, где преуспевающие хозяйственные ячейки быстрее подавляют конкурентов и захватывают рыночную долю отстающих. Русская система управления в своем нестабильном состоянии, в условиях «конкуренции администраторов», отличается более ранним распознаванием преимуществ, чем классическая западная конкуренция.

Возьмем промышленность. Для того чтобы в середине XX века на Западе предприятие, более передовое по технологии и менеджменту, захватило рынок, необходимо время, пока потребители оценят продукцию как более качественную и дешевую, пока оптовики начнут закупать у них продукцию в большем количестве, пока розничные торговцы начнут продвигать этот товар и убедят покупателей в его достоинствах, пока покупатель распробует, пока закончатся длительные процессы заключения и перезаключения контрактов по окончании финансового года, пока преуспевающее предприятие убедит банкиров, что именно ему надо дать кредит на развитие производства, пока банкиры дадут кредиты тем, кто лучше, а не тем, кто хуже, — это длительная процедура.

В нестабильной же аварийно-мобилизационной системе управления в СССР середины ХХ века данные затраты времени не требуются. Если какое-то предприятие на начальном этапе показывает лучший результат, его продукция лучше по техническим параметрам, выше динамика снижения себестоимости, то «рыночная доля» данного завода увеличивается автоматически. Директора этого предприятия назначают заместителем министра, на завод проливается золотой дождь государственных инвестиций, а руководителей отстающих предприятий выгоняют или репрессируют. В более позднюю эпоху, в 70–80-е годы, увеличение доли передовых предприятий происходило за счет присоединения к ним как к головным предприятиям производственных объединений менее успешных заводов и фабрик. Все это делалось быстро, волевым решением.

Примером может служить развитие нефтедобычи. До войны нефти добывалось 33 млн тонн в год. К концу войны нефтедобыча упала до 19 млн тонн. Н. К. Байбаков к 1946 году стал наркомом нефтяной промышленности южных и западных районов СССР. Он вспоминает:

«В феврале 1946 г. большая речь Сталина: анализ состояния экономики, расчет перспектив. Но когда я услышал: довести добычу нефти до 60 млн тонн, поверьте, волосы на голове зашевелились. На следующий день я позвонил Берии, чтоб выяснить, откуда такие директивы, чьи расчеты? Берия отвечал в своем стиле: сказано — исполняй! И это было исполнено! Через 10 лет в СССР добывалось уже 70 млн тонн.

Я сказал Сталину:

— Для этого нужно развивать базу «второго Баку», необходимы немалые капиталовложения, материальные ресурсы, привлечение рабочей силы.

— Хорошо, — ответил Сталин, — изложите конкретные просьбы в письменной форме. Я скажу Берии.

Он набрал по телефону номер:

— Лаврентий, все, что попросит т. Байбаков для развития нефтяной промышленности, надо дать».

В приведенном выше случае нефтяная промышленность получила приоритет, в ее пользу были перераспределены ресурсы каких-то других отраслей, поставлены жесткие задания. И требуемый результат был достигнут. В демократической стране с рыночной экономикой для достижения такого же результата пришлось бы ждать, пока почувствуется нехватка нефти, ждать, пока нехватка нефти вызовет рост цен на нее, затем ждать, пока в ходе межотраслевой конкуренции нефтедобывающие компании за счет ценового преимущества покажут лучшие, чем фирмы других отраслей, финансовые результаты, затем ждать, пока инвесторы решатся перевести капиталы из других отраслей в нефтедобычу, пока советы директоров нефтяных корпораций убедят акционеров тратить прибыль не на дивиденды, а на капиталовложения, и так далее.

В русской модели управления на нестабильной фазе ее развития процесс перераспределения ресурсов между отраслями перескакивает через перечисленные выше этапы. За долгие столетия указанный подход к конкуренции как к борьбе за волевое перераспределение ресурсов вошел в плоть и кровь русской модели управления, въелся в стереотипы поведения людей. Даже в такой, казалось бы, деликатной сфере, как наука и искусство, как только намечается какое-либо новое направление в живописи, в литературе, в музыке или театре, то сторонники этого направления сразу же образуют замкнутую секту и начинают отчаянно враждовать с другими направлениями, поносить их последними словами, бороться за внимание аудитории всеми дозволенными и недозволенными средствами. С самого начала они ведут себя агрессивно, как волчата.

Вообще-то, в науке сам за себя должен говорить результат — открытия и публикации, в литературе — тиражи журналов, в искусстве — аншлаги и очереди в кассы. Но наши литераторы, художники, артисты, ученые почему-то не ждут, когда публика придет к ним и признает их успех. Они сбиваются в стаи-кластеры и с первых шагов доказывают, что их учение, их направление, их школа являются единственно верными и правильными, и большую часть сил тратят не на то, чтобы творить самим и утверждать свое научное или художественное направление, а на то, чтоб задавить конкурирующие школы, расходуя время и силы на публицистическую, административную и политическую борьбу с ними.

«У русских футуристов существовало совершенно маниакальное предубеждение, что нельзя создать ничего нового, не убрав с дороги старое. Чтоб свободно творить, им нужна была Сахара вместо культуры. Эта мания с ниспровержением кумиров отнюдь не была невинной. По признанию современников, Малевич входил в группу специалистов, предлагавших уничтожить Кремль, собор Василия Блаженного и Большой театр как окончательно устаревшие здания. „Я живу в огромном городе Москве, — писал Малевич в 1918 году, — жду ее перевоплощения, всегда радуюсь, когда убирают какой-нибудь особнячок, живший еще при алексеевских временах“».

А уж какие формы приобретала борьба в России научных школ, когда одно направление полностью истребляло другое (при Сталине — физически). Какую пустыню Лысенко оставил после себя в биологии! Да почти в любой науке после жестокой взаимной войны была объявлена единственно верной какая-то одна школа, остальные преследовались.

Те же тенденции прослеживались и в литературе, и в музыке, и в живописи. И сейчас художники (по крайней мере в столице и крупных городах) не могут существовать, не участвуя в борьбе группировок и школ. «В выставочном зале МОСХа на Кузнецком мосту открылась ежегодная выставка молодых художников. …Работы разбрелись по большому залу, как по избе, по четырем углам… Это — четыре всегда противостоящие друг другу московские школы живописи и рисунка, сходящиеся только на ристалищах летних выставок. Схватки командные — бьются не личности молодых художников, не их индивидуальные взгляды, а техники или приемы, принятые в каждой из школ». Почему?

Конечно, во всем мире были неформальные творческие объединения, и естественным образом не могли не существовать научные школы, потому что если есть научный руководитель, то у него есть ученики, которые разделяют его взгляды. Но сам характер деятельности этих школ в живописи, литературе, театре не был столь агрессивен, как в России. На Западе они были нацелены на то, чтобы с помощью своих коллег по научной или живописной школе, по театральной труппе завоевать большую долю рынка, поднять тираж издания, привлечь больше зрителей и, таким образом, захватить этот рынок, постепенно вытесняя конкурентов на периферию.

В России же подобные школы и направления поступали иначе. Они не были озабочены захватом рынка через свободную конкуренцию, не провозглашали: «Пусть все зрители придут к нам, а не к конкурентам, потому что мы лучше играем, лучше снимаем, лучше ставим фильмы и спектакли; пусть читают наши журналы, а не журналы конкурентов, потому что наши журналы убедительнее доказывают нашу точку зрения, пусть читают наши романы и поэмы, потому что они лучше написаны». Научные, художественные и литературные школы с самого начала были настроены на то, чтобы задавить конкурента, создать у публики и государства уверенность в лженаучности и злонамеренном убожестве всех остальных.

Новая театральная школа не просто борется за существование, она доказывает, что всякий нормальный человек может ходить только на спектакли этой театральной школы. А все остальные — закрыть и запретить. Научные школы претендуют на ликвидацию враждебных исследовательских институтов, враждебных кафедр, закрытие научных журналов, и передачу им, победителям, денег на издание новых журналов. В литературе — постоянное избиение враждебных группировок на журнальных страницах и в устных выступлениях как норма литературной жизни.

Создав монопольные творческие союзы (Союз писателей, Союз композиторов, Союз кинематографистов и т. п.), советская власть окончательно институционализировала волчьи нравы российской творческой интеллигенции. Отныне, чтобы получить доступ к публике, надо было или втереться в господствующую в данный момент школу, или, объединившись в кластер с другими обиженными, сковырнуть с руководящих постов зажравшихся мэтров и самим захватить доступ к тиражам, выставкам, ролям и ставкам. В таких условиях у классической творческой богемы шансы на выживание были не больше, чем у вольной Новгородской республики в структуре Московского государства.

Художники, актеры, литераторы, поэты и ученые, как и все русские, знают, что период нестабильного состояния системы управления недолог и за короткое время надо успеть утвердить себя. Им некогда дожидаться, пока их научные концепции, их стиль в поэзии и живописи завоюют рынок, а конкуренты вынужденно окажутся на мели. Нет, они с самого начала должны добиваться перераспределения в свою пользу всех ресурсов.

В системах управления западных стран перераспределение ресурсов в пользу победителя является результатом конкурентной борьбы, ее итогом. В России же период нестабильного состояния системы управления — период «конкуренции администраторов» — заключается в том, что перераспределение ресурсов разворачивается с самого начала, еще до того, как конкуренты получили конечный результат своей деятельности. Уже по первым шагам, по начальным попыткам кластерных ячеек достичь результата система управления делает вывод о том, кто из конкурентов победитель, а кто аутсайдер, кого финансировать, а кого ликвидировать, кого повышать по должности, а кого увольнять.

«Конкуренция администраторов», конкуренция по-русски, особенно безжалостна, она уже на ранних стадиях развития той или иной отрасли или сферы деятельности показывает свой звериный оскал. Ресурсы перераспределяются гораздо быстрее, чем в ходе классической западной конкурентной борьбы, поэтому эволюция всех сфер жизни общества на фазе нестабильного состояния системы управления идет в России громадными темпами; процессы, в других странах длящиеся десятилетиями, у нас могут занять годы, если не меньше.

Из всех политических партий начала XX века большевистская отличалась наибольшей остротой и жесткостью внутрипартийной борьбы. И именно большевики в конечном счете победили. Внесшие наибольший вклад в расцвет русского авангарда живописные школы одновременно отличались и наибольшим свинством в отношениях с коллегами (чего стоит один только погром в здании Академии художеств, сопровождавшийся выбрасыванием в окна копий античных скульптур).

Можно провести аналогию с древними людьми. В отличие от подавляющего большинства высших животных они были каннибалами. Казалось бы, взаимное поедание различными племенами друг друга ослабляло возможности юного человечества противостоять природе и расширять свой ареал обитания, силы тратились не только на борьбу с природой, но и на войну с другими людьми. Однако именно каннибализм на той фазе подхлестнул конкуренцию, ускорил вымирание менее приспособленных племен в пользу более «продвинутых». Освоившие новые технологии роды и племена не ждали, когда их конкурентные преимущества реализуются в виде большего урожая (добычи), лучшей выживаемости потомства, более высоких темпов прироста численности и как следствие — постепенного расширения границ занимаемого участка. Нет, они сразу же, как только осваивали эти новые технологии и становились сильнее, на корню съедали неудачливых конкурентов.

Аналогичным образом русская модель конкуренции — конкуренция администраторов — не требует долгого периода ожидания результатов конкурентной борьбы. Нет необходимости ждать, у какой фирмы будет выше долгосрочная рентабельность, чья продукция захватит большую долю рынка, чьи книги разойдутся большим тиражом, на чьи диссертации будут чаще ссылаться коллеги. Победители будут определены уже на ранних стадиях конкурентной борьбы, и это будут те, кто показал очевидные преимущества с первого шага. А все остальные будут заранее объявлены проигравшими.

Литературные группировки не хотят ждать, когда тиражи их изданий вырастут, а тиражи конкурирующих журналов упадут. Они добиваются либо административного закрытия чужих изданий, либо их захвата. Промышленно-финансовые олигархи не хотят ждать, пока их империи разовьются на собственной основе, за счет накопления прибыли и ее инвестирования в собственный бизнес. Они развязывают лоббистско-политические нефтяные, алюминиевые и прочие войны, добиваясь захвата чужих активов путем прямого перераспределения собственности, лишь слегка прикрытого псевдорыночными атрибутами.

Когда руководитель «лежачего» предприятия или учреждения пытается встряхнуть застоявшуюся систему, оживить работу, он, как правило, развязывает «конкуренцию администраторов», в ходе которой проводит перераспределение ресурсов. «Накоряков придумал весьма оригинальный способ выявления новых талантов: „Вскоре после того, как я стал директором института, я увидел, что вся власть в нем сосредоточена в руках небольшого числа „аксакалов“, а молодые перспективные ребята не имеют практически никаких возможностей для быстрого продвижения вверх. И тогда я всем объявил: любой молодой сотрудник, который выступит на ученом совете с хорошими идеями и убедит меня в своей правоте, тут же будет назначен завлабом и получит ключ от кабинета“».

На низовом уровне борьба за доступ к ресурсам приобретает совсем уж экзотические формы. Вспоминает свидетель ударной работы на заводах периода индустриализации: «Процветала, как ее называли тогда, обезличка. Станки, инструменты не имели хозяина. Нередко рабочие старались прийти в цех пораньше, чтоб занять выгодное место: „Станки брались с бою. Что захватил, то и твое“».

Современный пример: я как директор завода по персоналу прошу заместителя гендиректора по автоматизации дать подчиненному мне отделу труда и зарплаты еще один компьютер. «Добудь в бою!» — отвечает он, что означает: сократи на заводе какое-нибудь рабочее место, оснащенное ЭВМ, и забери этот компьютер для ОТиЗ. Естественно, имея такой стимул, работники ОТиЗ наверняка сократят численность чужих подразделений.

По тем же соображениям в 1993-1994 годах сотрудники некоторых налоговых инспекций получали премию в процентах от сумм штрафов, взысканных ими с предприятий. Такая налоговая «издольщина», с моральной точки зрения мало чем отличавшаяся от средневековых налоговых откупов, резко усилила перераспределение финансовых средств в народном хозяйстве в пользу бюджета.

В этом смысле популярная русская поговорка «Бей своих, чтобы чужие боялись» косвенно подтверждает мысль о положительном влиянии «управленческого каннибализма» на темпы развития.

Такой механизм резко ускоряет преобразования, но не гарантирует от ошибок; более того, он их предполагает. В западных моделях управления конкуренция непрерывна, фаза конкурентной борьбы является единственной фазой, поэтому конкуренция безошибочно (или, как правило, безошибочно) выбирает то, что жизнеспособно и более эффективно. В России же, поскольку при нестабильном состоянии системы управления результатов не дожидаются, нет времени, отбирают не по результату, а по процессу. Следовательно, победителем может оказаться не тот, кто обеспечит наивысшие окончательные результаты, а тот, кто, не имея стратегической перспективы, в краткосрочном плане дает лучшие, промежуточные показатели.

Хрестоматийный пример — Лысенко в биологии. Классическая генетика обещала вывести хорошие сорта растений и хорошие породы животных, но лишь спустя долгое время. Генетики сразу говорили, что селекция не дает быстрого результата. Такой подход никак не отвечал общему духу нестабильной эпохи индустриализации и коллективизации. Страна требовала от ученых немедленных «чудес науки». «Примечательно само название доклада такого видного биолога, как M.M. Завадовский, на заседании коллегии Наркозема (1931 г.) „Догнать и перегнать природу!“».

В отличие от настоящих ученых малограмотный агроном Лысенко обещал за несколько лет выдать совершенно потрясающие результаты. И в некоторых случаях он получал какое-то временное повышение урожайности за счет промежуточных биологических эффектов (потом эти эффекты естественным образом сошли на нет). Благодаря этому он стал монополистом в биологической науке и ликвидировал (отчасти и физически) в СССР научную генетику как таковую. Данные события были не трагической случайностью, а закономерным следствием конкуренции по-русски.

Советский Союз был второй в мире страной (и пока он замыкает этот список), сумевшей сделать и вывести на орбиту многоразовый космический корабль «Буран», аналог американского челнока «Шаттла». С другой стороны, то, что «Буран» в отличие от американского «Шаттла» был сделан в единственном экземпляре и использован только один раз (в экспериментальном беспилотном режиме), хотя для этого пришлось разработать и построить сам корабль, систему вывода на орбиту, гигантскую посадочную площадку из специального бетона невероятной толщины, — все это говорит о вопиющих ошибках в системе управления.

Если наши специалисты поняли, что это ошибочный, тупиковый путь развития, зачем тогда делали первый экземпляр? Если не тупиковый путь, то почему он не используется? Если СССР хватило сил и средств (15 млрд долларов) только на то, чтоб его разработать и в одном экземпляре сделать, а на последующее использование нет денег, тогда почему этого не поняли заранее? Наша история полна подобными примерами ухода в тупиковый путь развития.

Этот врожденный дефект русской модели управления в какой-то мере блокируется особенностями процедуры принятия решений в условиях нестабильной фазы. Лица, принимающие решение, тоже находятся в «агрессивной» внешней среде, за неверные решения они расплачиваются незамедлительно. Нарком, выбравший для постановки на производство не лучший образец из нескольких моделей новой продукции, будет наказан. Причем наказан не через несколько лет собранием акционеров (за падение курса акции вследствие неверного конструкторского решения), а немедленно репрессирован, после того как выявились недостатки данной продукции.

Поэтому при выборе модели нарком сделает все возможное для принятия выверенного решения — привлечет лучших экспертов (которые, в свою очередь, тоже несут суровую ответственность), организует необходимые исследования и т.д. Если «конкуренция администраторов» распространяется на всю управленческую вертикаль, то принимаемые решения, согласно традиционным для России взглядам на управление, отличаются приемлемым качеством.

Действующая на этапах нестабильного состояния системы управления «конкуренция администраторов» нередко дает возможность вырваться вперед на тех направлениях, где Россия до этого отставала. Она позволяет концентрировать ресурсы там, где наметился прогресс, или же там, где отставание стало недопустимым. Рынок на них еще не отреагировал, а централизованная система, включающая руководителей и экспертов, которые собственной шкурой отвечают за результат, отреагирует должным образом (особенно в тех случаях, когда не надо искать новых решений, а нужно лишь «догнать и перегнать» по уже полученным в других странах образцам).

Так, известная практика советского кино, когда тому, кто получил престижную премию, давались деньги на новый фильм независимо от мнения публики, позволяла ставить шедевры. Андрей Тарковский, еще отнюдь не снискавший в народе популярность, получил престижную премию на Венецианском кинофестивале за «Иваново детство», после чего ему позволили потратить огромные по тем временам средства, позволили нарушить многие запреты с тем, чтобы снять «Андрея Рублева». Не будь советской системы кинематографии, вряд ли в западном мире он сумел бы получить столь большие деньги на такой нестандартный, мало кому понятный в то время фильм, как «Андрей Рублев». Вряд ли бы он уговорил какого-нибудь продюсера. (Впрочем, «Андрей Рублев», как и космический челнок «Буран», служит примером бездарного использования выдающихся достижений. Ведь фильм долгие годы не выпускали в прокат.)

Если в условиях нестабильной фазы русской системы управления достигается большее воздействие конкуренции, чем в стабильной западной конкурентной среде, то почему же Россия не переводит свою систему управления в постоянный режим «конкуренции администраторов»? Почему система управления в России не всегда функционирует так, как она работала при Петре I или Сталине?

Потому что, находясь в нестабильном режиме, русская система управления разрушает сама себя. Она имеет встроенные ограничения, препятствующие чрезмерной продолжительности нестабильной фазы. Хозяйствующие звенья, а также все население страны, защищаются от повышенной жесткости системы. Постепенно они вырабатывают механизм, обеспечивающий относительную безопасность каждого звена, каждого руководителя и подчиненного за счет снижения результативности самой системы управления. Она на глазах становится мягче, беззубее, постепенно теряет действенность. Примером может служить «управление в стиле хронического согласования», достигшее своего пика при Брежневе. В периоды нестабильного состояния системы управления огромные людские жертвы и хищническое использование ресурсов неизбежно приводят к истощению страны и ослаблению ее мобилизационных возможностей. И население, и государственный аппарат нуждаются в передышке, чтобы «зализать раны», восстановить численность, залатать бреши в экономике, восстановить упавший уровень потребления. Как будто именно о нестабильных фазах системы управления говорил Лао-Цзы: «Когда правительство деятельно, народ становится несчастным. Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь, что он существует». Каждый из периодов господства «конкуренции администраторов» характеризуется резким падением уровня жизни и прочими бедствиями.

«В 1520 г. жители Нарвы писали в Ревель: „Вскоре в России никто не возьмется за соху, все бегут в город и становятся купцами — люди, которые два года назад носили рыбу на рынок или были мясниками, ветошниками, садовниками, сделались пребогатыми купцами и финансистами и ворочают тысячами“». Это еще до реформ и войн Ивана Грозного. «Альберт Кампенезе писал папе римскому: „Московия весьма богата монетою, добываемою больше через попечительство государей, нежели через посредничество рудников, в которых, впрочем, нет недостатка, ибо ежегодно привозится туда со всех концов Европы множество денег за товары, не имеющие для москвитян почти никакой ценности, но стоящие весьма дорого в наших краях“».

А через полвека, когда последствия нестабильной системы управления Ивана Грозного были налицо, по тем же местам проехал Флетчер. «Он обнаружил там пустыню… В писцовых книгах 1573-1578 гг. в станах Московского уезда числится от 93 до 96% пустоши. В Бежецкой пятине Новгородской в 1551 г. было всего 6,4% запущенной земли, в 1564 г. — 20,5%, в 1584 г. — 95,3%.

Такое же положение было в промышленности и торговле. В Устюжне население занималось металлообработкой и торговлей. В 1567 г. в Устюжне 40 лавок принадлежало „лучшим“, то есть самым богатым, 40 — „средним“ и 44 — „молодшим“ людям.

Через 30 лет: при переписи 1597 г. в Устюжне не оказалось „лучших“ дворов, „средние“ не составляли и одного десятка, зато писцы зарегистрировали 17 пустых дворов и 286 дворовых».

«Вся страна, по Днепру от Чернигова и по Двине до Старицы, края Новгородский и Ладожский были вконец разорены… потери обратили области Великих Лук, Заволочья, Новгорода и Пскова в пустыню, потому что вся молодежь этого края погибла».

Жестокие испытания и снижение численности населения (несмотря на территориальные приобретения государства) в период реформ Петра I также запомнились на долгие поколения. «Подати были увеличены втрое, а население за время царствования Петра уменьшилось на одну пятую часть. Такова цена петровской модернизации». Ключевский писал: «Петр понимал народную экономию по-своему, — чем больше бить овец, тем больше шерсти может дать овечье стадо. На обывателя и крестьянина была устроена генеральная облава, и можно только недоумевать, откуда только у крестьян брались деньги для таких платежей.

Коллегия доносила Петру: „Тех подушных денег по окладам собрать сполна никоим образом невозможно, а именно за всеконечной крестьянской скудостью и за сущей пустотой“. Это был как бы посмертный аттестат, выданный Петру за подушную подать главным финансовым управлением».

А кошмары нестабильной первой половины XX века в России общеизвестны. Причем чем резче усиление признаков мобилизационной фазы системы управления (например, в годы индустриализации и коллективизации), тем сильнее падение жизненного уровня населения. «В течение четырех лет, с 1928-го по 1932 год, реальный заработок упал в два раза. Потом наблюдалось его некоторое повышение, но достигнутый к 1928 году уровень потребления был превзойден только после смерти Сталина». «Цены в стране ползли вверх десятилетиями. Общий уровень их в государственной и кооперативной торговле с 1928-го по 1940 год… поднялся в шесть с лишним раз. …К 1947 году, моменту реформы цен и зарплаты, мы пришли с троекратным удорожанием против довоенного. А зарплата выросла лишь на 45,8%». За шесть лет индустриализации и сплошной коллективизации демографические потери «составили, считая округленно, по меньшей мере 10–15 миллионов человек».

Неудивительно, что русская модель управления, национальный менталитет и русский образ жизни содержат в себе специальные механизмы, обеспечивающие выход из результативной, но саморазрушительной нестабильной фазы, фазы «конкуренции администраторов». Одни и те же люди, одни и те же организации действуют совершенно по-разному в зависимости от того, в какой фазе находится система управления, так как в стереотипы поведения людей, в культуру управления организаций изначально заложено два разных варианта поведения.

Чем различаются два режима системы управления? В стабильном, застойном состоянии системы те действия, которые совершает каждое управленческое звено и каждый человек, ведут к консервации существующего положения дел. Сколько бы ни пытались подстегивать систему управления, пребывающую в стабильном состоянии, вся энергия и ресурсы, направленные на улучшение работы, будут трансформированы людьми в действия, направленные на предотвращение каких-либо реальных изменений, на должностные и материальные интересы начальников и подчиненных в ущерб целям всей системы.

Когда же система переходит в нестабильный, аварийный режим работы, то, наоборот, для того, чтоб преследовать свои интересы, все звенья системы управления вынуждены работать результативно. И при стабильном, и при нестабильном режимах функционирования системы управления мотивы поведения людей одинаковы. И в том и в другом случае они преследуют свои интересы — выжить, преуспеть, разбогатеть. Но действия, направленные на достижение этих целей, совершенно различны. В стабильном, застойном состоянии системы они нацелены на сохранение существующего положения дел, в нестабильном, мобилизационном состоянии — на изменение ситуации для достижения результата, соответствующего целям всей системы управления.

При стабильном состоянии реформы невозможны. Для достижения серьезного успеха требуется перевести систему управления в нестабильный режим. Когда же стабильность потеряна, когда ни у кого нет уверенности в том, каковы завтра будут задачи и условия работы, поощрения и наказания, удастся ли по-прежнему преследовать свои интересы, а не интересы предприятия (учреждения, государства в целом), тогда заржавевшие шестеренки управленческого механизма со скрипом начинают работать.

Приметы нестабильности — ужесточение наказаний, ускорение движения кадров, неуверенность каждого, непредсказуемость характера работы, короче, повышенная степень неуверенности, неопределенности во всех вопросах. В таких условиях участникам управленческого процесса становится более выгодно и безопасно не противопоставлять свои интересы целям организации (в широком смысле этого слова), а работать на их достижение. Оказавшись в кризисной, нестабильной ситуации, кластерные единицы мобилизуют внутренние ресурсы и резко повышают результативность своей работы. «Наибольшая сплоченность персонала и прояснение истинных целей фирмы наступают в тот момент, когда фирме угрожает смертельная опасность, а менеджеры создают антикризисный штаб, и организация практически переходит на военное положение».

Поскольку русская модель управления формировалась фактически в военных условиях, то она работает результативно лишь в том случае, если лютость собственного начальства становится сопоставима с жестокостью внешнего врага. То есть начальство, чтоб добиться значимого результата, должно было прибегнуть к такому размаху репрессий по отношению к собственным подчиненным, к какому прибегали бы внешние захватчики. Система реагирует только на лютого врага, и пока начальник таковым не станет, не заработает.

Почему? В силу кластерного характера организаций начальство, особенно верховная власть, не имеет реальной возможности руководить низовыми подразделениями (общинами, артелями, бригадами и т.п.), так как они живут и действуют по своим законам и обычаям и не поддаются управлению формальными методами. «В отличие от западной team, y нас работа в группе плохо структурирована, плохо расписаны обязанности и функции каждого работника. В России в группу бросили задание, и они там начинают между собой разбираться».

Вышестоящие органы управления не могут обязать подчиненных добросовестно и с энтузиазмом трудиться, воевать или изобретать (точнее говоря, формально могут обязать, но без надежды на успех). Зато начальство может создать столь неблагоприятные условия существования для подчиненных, что низовые подразделения сами будут вынуждены перестраивать свою деятельность для достижения результата, заставляя людей менять стереотипы поведения и улучшая трудовую мораль.

Типичный пример времен послевоенного восстановления приведен в книге воспоминаний Л.И. Брежнева «Возрождение»: «Случай был забавный. Попал к ним чертеж, а на нем категорическая резолюция: „Аварийно! Сделать сегодня же. Лившиц“. Ну, монтажники посмотрели и ужаснулись: по самым жестким нормам работы тут было дня на три. Не обошлось без крепкого слова, однако деваться некуда, навалились по-умному и смонтировали все в тот же день. Тут бежит к ним девушка из конструкторского бюро: „Где чертеж?“ Оказалось, резолюция товарища Лившица, начальника энергосектора Гипромеза, относилась вовсе не к монтажникам. Он просил сделать всего лишь копию чертежа».

Ключевые слова здесь — «однако деваться некуда», они объясняют, почему репрессии результативны, — у начальства нет другого способа мобилизовать внутренние ресурсы кластеров, кроме как угрожать наказаниями. Жестокость начальства стала следствием скудности доступного ему арсенала средств управленческого воздействия. «Именно противоречие между возможностью власти и ее амбициями, между реальной силой и амбицией породило жестокость, — писал В.Б. Кобрин, — …надеяться на быстрые результаты централизации можно было, только применяя террор».

Убежденность не только руководителей, но и подчиненных в том, что эффективная власть не может не быть жестокой, имела место даже после самых кошмарных режимов. «Несмотря на все ужасы опричнины, в русское сознание вошла идея моральной оправданности террора, если последний осуществляется во имя укрепления власти». Воевавший против русской армии на стороне Стефана Батория немец Рейнхольд Гейденштейн удивлялся отношению русских к Ивану Грозному: «Тому, кто занимается историей его царствования, тем более должно казаться удивительным, что при такой жестокости могла существовать такая сильная к нему любовь народа, любовь, с трудом приобретаемая прочими государями посредством снисходительности и ласки…» Точно так же общественное мнение оправдывало и Петра I, и большевиков, и сталинские репрессии.

Если взглянуть на череду государственных деятелей России и Советского Союза, можно легко выделить тех, кто искусственно переводил систему управления в нестабильный режим, развязывал в обществе «конкуренцию администраторов». С другой стороны, можно выделить и группу тех деятелей, великих князей, царей или генеральных секретарей, которые применяли противоположный подход, стремились реформировать страну цивилизованными методами, создать нормальный, немобилизационный, конкурентный в западном понимании управленческий механизм, без всякой азиатчины.

Среди последних, «либералов-цивилизаторов», были достойные и способные руководители, такие, как Александр II или М.С. Горбачев; были не только талантливые, но и удачливые администраторы, такие, как Александр I («…нечаянно пригретый славой» — именно о его «везучести»). Их усилия по большей части ни к чему не приводили. Александр I, у которого все вроде бы получалось, пестовал ростки будущего гражданского общества, наблюдал за тайными обществами будущих декабристов, не разгоняя их и видя в них будущую конструктивную оппозицию. Он оставил после себя государство, где уже не могло быть места бироновщине и дворцовым переворотам. Но стоило ему умереть, и движение страны к гражданскому обществу надолго приостановилось.

И у других правителей, разделявших те же подходы, все рушилось, как только они ступали на либерально-цивилизаторский путь, пытались стабилизировать систему управления и ввести нормальные, предсказуемые правила игры. Эти люди, к глубокому сожалению, были неорганичны своей среде. И как бы ни были изощрены их методы, как бы грамотно ни вели они свою политику, как бы тонко ни маневрировали в социально-политическом плане, все равно возводимое ими здание либеральных реформ было построено на песке. Малейшая неудача, несчастливое стечение обстоятельств — и все возвращается на круги своя.

Если же мы посмотрим на другой полюс управленческой элиты, то увидим тех деятелей, кто применял экстремальные, азиатские методы, использовал нестабильность и поощрял жуткую «конкуренцию администраторов», практикуя кровавые репрессивные приемы. Далеко не все из них были способными руководителями, чаще всего их действия бессистемны и непродуманны. Среди них были люди с психическими отклонениями (Петр I, Павел I, Сталин) и просто не вполне вменяемые личности, как Иван Грозный. Были среди них откровенно неудачливые люди, как Василий Темный или тот же Иван Грозный (нельзя не признать — ему сильно не везло в жизни).

Тем не менее, несмотря на свои многочисленные ошибки и неудачи, у них, как правило, получалось то, что они хотели сделать. Эти правители оставили глубокий след в истории страны. Нестабильным периодам русской истории и их государственным деятелям посвящена непропорционально большая доля научных исследований и популярных публикаций. «Очевидно, в такой историографической несправедливости есть свои глубокие причины: общество чувствует переломный характер этих эпох, их особое значение в его, общества, формировании…», — пишет по данному поводу И. Смирнов.

Созданная в нестабильные периоды система, какой бы чудовищной она ни была, долго сохранялась после смерти верховных «руководителей-аварийщиков». У тех, кто тащил Россию в Азию, все получалось, а у тех, кто тащил в Европу, все постоянно срывалось. Почему? Потому что действия тех, кто использовал аварийные, мобилизационные методы, соответствовали русской системе управления. Эти руководители искусственно создавали нестабильную ситуацию, после чего система управления «признавала» их и работала в заданном ими направлении. Они были органичны нашей национальной системе управления.

Поэтому созданные в мобилизационном, нестабильном режиме управленческие структуры и механизмы отличались завидным долголетием. Административная система Ивана Грозного, в основу которой впервые был положен «территориально-отраслевой» принцип («приказы» по регионам и сферам деятельности), была заменена лишь следующей волной реформ, проведенных в условиях нестабильности, — при Петре I. «Время показало удивительную жизнеспособность многих институтов, созданных Петром. Коллегии просуществовали до 1802 года, то есть 80 лет, подушная система налогообложения, введенная в 1724 году, была отменена лишь в 1887 году — 163 года спустя. Последний рекрутский набор состоялся в 1874 году. Синодальное управление русской православной церковью оставалось неизменным почти 200 лет, с 1721-го по 1918 год, правительствующий Сенат был ликвидирован лишь в декабре 1917 года, спустя 206 лет после образования».

Что же касается преобразований, проведенных большевиками, то даже произошедшая в последние годы коренная смена общественного строя не смогла глубоко видоизменить не только глубинных характеристик нашего общества и государства, но даже внешних форм, в которых проявляются основные управленческие структуры и механизмы».

ПОДНОГОТНАЯ ПЛАНА ДАУЭСА

http://ru.wikipedia.org/wiki/План_Дауэса — инфо из Википедии.

http://www.diphis.ru/razrabotka_plana_dauesa-a586.html — Разработка плана Дауэса.

«Сталин. Политический отчет Центрального Комитета XIV съезду ВКП(б)50 18 декабря 1925 г.

Смысл плана Дауэса состоит в том, что Германия должна выплатить Антанте не более, не менее, как около 130 миллиардов золотых марок в разные сроки. Результаты плана Дауэса уже сказываются в смысле ухудшения экономического положения Германии, в смысле ряда крахов целой группы предприятий, в смысле нарастания безработицы и пр. План Дауэса, составленный в Америке, таков: Европа выплачивает долги Америке за счет Германии, которая обязана Европе выплатить [c.271] репарации, но так как всю эту сумму Германия не может выкачать из пустого места, то Германия должна получить ряд свободных рынков, не занятых еще другими капиталистическими странами, откуда она могла бы черпать новые силы и новую кровь для выплачивания репарационных платежей. Кроме ряда незначительных рынков, тут Америка имеет в виду наши российские рынки. Они должны быть, по плану Дауэса, предоставлены Германии для того, чтобы она могла кое-что выжать и иметь из чего платить репарационные платежи Европе, которая, в свою очередь, должна выплачивать Америке по линии государственной задолженности.»

Вот еще Сталин:

«Заключительное слово по политическому отчету
Центрального Комитета XIV съезду ВКП(б):

1. Сокольников и дауэсизация нашей страны

Сначала отдельные возражения. Первое возражение – Сокольникову. Он сказал в своей речи: “Когда Сталин намечал две генеральных линии, две линии в строительстве нашего хозяйства, то он ввел нас в заблуждение, потому что он должен был иначе формулировать эти две линии, должен был говорить не о ввозе оборудования, а о ввозе готовых товаров”. Я утверждаю, что это заявление Сокольникова выдает его с головой, как сторонника тезисов Шанина. Я хочу сказать, что здесь Сокольников выступает по сути дела сторонником дауэсизации нашей страны. О чем я говорил в докладе? Разве я говорил об экспортно-импортном плане? Конечно, нет. Всякому известно, что мы вынуждены сейчас ввозить оборудование. Но Сокольников превращает эту нужду в принцип, в теорию, в перспективу развития. Вот в чем ошибка Сокольникова. Я говорил в докладе о двух основных, руководящих, генеральных линиях по построению нашего народного хозяйства. Я говорил об атом для того, чтобы выяснить вопрос о путях обеспечения нашей стране самостоятельного хозяйственного развития в обстановке капиталистического окружения. Я говорил в докладе о нашей генеральной линии, о нашей перспективе в том смысле, чтобы страну нашу превратить из аграрной в индустриальную. Что такое аграрная страна? Аграрная страна – это такая страна, которая вывозит сельскохозяйственные продукты и ввозит оборудование, но сама этого оборудования (машины и пр.) не производит или почти не производит своими собственными силами. Если мы застрянем на той ступени развития, на которой нам приходится  ввозить оборудование и машины, а не производить их собственными силами, то мы не можем быть гарантированы от превращения нашей страны в придаток капиталистической системы. Именно поэтому мы должны держать курс на развитие у нас производства средств производства. Неужели Сокольников не может понять этой элементарной вещи? А ведь об этом только и говорил я в докладе.

Чего требует план Дауэса? Он требует, чтобы Германия выкачивала денежки на предмет выплаты репарационных платежей за счет рынков, главным образом советских, наших. Что из этого следует? Из этого следует то, что Германия будет давать нам оборудование, мы его будем ввозить, а вывозить будем сельскохозяйственные продукты. Мы, т.е. наша промышленность, будем, таким образом, находиться на привязи у Европы. Это и есть основа плана Дауэса. По этому поводу я говорил в своем докладе, что план Дауэса, поскольку он затрагивает нашу страну, построен на песке. Почему? “Потому, – говорил я, – что мы вовсе не хотим превратиться в аграрную страну для какой бы то ни было другой страны, в том числе для Германии”, ибо “мы сами будем производить машины и прочие средства производства”. Превратить нашу страну из аграрной в индустриальную, способную производить своими собственными силами необходимое оборудование, – вот в чем суть, основа нашей генеральной линии. Мы должны поставить дело так, чтобы помыслы и стремления хозяйственников были направлены в эту именно сторону, в сторону превращения нашей страны из страны, ввозящей оборудование, в страну, производящую это оборудование. Ибо в этом основная гарантия [c.355] хозяйственной самостоятельности нашей страны. Ибо в этом гарантия того, что наша страна не будет превращена в придаток капиталистических стран. Сокольников не хочет понять этой простой и очевидной вещи. Они, авторы плана Дауэса, хотели бы ограничить нас производством, скажем, ситца, но нам этого мало, ибо мы хотим производить не только ситец, но и машины, необходимые для производства ситца. Они хотели бы, чтобы мы ограничивались производством, скажем, автомобилей, но нам этого мало, ибо мы хотим производить не только автомобили, но и машины, производящие автомобили. Они хотят ограничить нас производством, скажем, башмаков, но нам этого мало, ибо мы хотим производить не только башмаки, но и машины, производящие башмаки. И т.д. и т.п.

Вот в чем разница двух генеральных линий, и вот чего не хочет понять Сокольников.

Отказаться от нашей линии – значит отойти от задач социалистического строительства, значит – стать на точку зрения дауэсизации нашей страны.»

Вот еще Сталин:

» Почему же этот план оппозиции как две капли воды похож на план американского банкира Дауэса1, направленный на ограбление и закабаление нашей страны?

Еще больше побледневший Зиновьев, схватившись рукой за сердце, беззвучно шевелил губами, не в силах произнести ни слова. Молчали и другие оппозиционеры.

Не получив ответа, Сталин продолжил:

— В чем суть этого плана Дауэса — видного представителя Национальной ассоциации промышленников США?

Суть состоит в следующем.

Германия проиграла войну и до нитки ограблена по Версальскому договору странами победительницами. В свою очередь в годы Первой мировой войны Англия и Франция задолжали за поставки продовольствия и вооружения США астрономическую сумму — 26 миллиардов долларов. Как же им получить репарации с Германии и выплатить долги США? Что с голого возьмешь? Вот американские банкиры и придумали так называемый план Дауэса, предложили оживить и восстановить промышленность Германии. А поскольку она нуждается в рынках для сбыта своей промышленной продукции (которые ни США, ни Англия, ни Франция ей предоставить не могут), нуждается в сырье и зерне — использовать в этих целях рынок и сырьевую базу Советского Союза. По этому плану американских банкиров, если его удастся протащить, Германия будет направлять в СССР машины и другое оборудование, получая в обмен зерно и сырье.

План Дауэса имеет три цели:

Первое. Создать объективные условия для получения Англией и Францией репараций с Германии.

Второе. Превратить СССР в сырьевой придаток развитого Запада, тогда ни о каком строительстве социализма в СССР не может идти и речи. Известно, что страна, которая не производит собственными силами машины, теряет всякую самостоятельность. Она всегда зависит от страны, из которой получает машины. Предположим, немецкие капиталисты заключат с нами договор на поставку в нашу страну 50 тысяч тракторов, объективно необходимых нам, чтобы осуществить очередную посевную кампанию. Когда же наступит срок получения этих тракторов, придет немецкий посол и заявит следующее: немецкая промышленность испытывает большие трудности и в данный момент не может предоставить нам 50 тысяч тракторов, как это предусмотрено договором. Может предоставить лишь 10 тысяч тракторов. Убытки в этом случае немецким фирмам, в интересах экономической блокады СССР, международный империалистический блок возместит. Но нам же нужно 50 тысяч, ответим мы, иначе мы провалим посевную и страну ожидает голод. Сочувствую, ответит немецкий посол, но помочь ничем не могу. Впрочем, если вы возвратите западно-европейским иностранным предпринимателям заводы и фабрики, конфискованные Советской властью, сдадите на выгодных (считай, кабальных) условиях в концессии предпринимателям США, Англии, Франции, Германии и Японии нефтяные, угольные и железнорудные районы вашей страны, мы постараемся выполнить условия договора и поставить вам 50 тысяч тракторов.

И нам ничего не останется, как отказаться от строительства социализма и принять условия немцев, стать жалкими рабами западных капиталистов.

Третья задача, поставленная планом Дауэса, поистине смертельно опасная для нашего великого советского народа. Если мы клюнем на приманку, которую нам подбрасывают американские империалисты, — начнем индустриализацию страны с развития легкой промышленности, нам в случае империалистической агрессии, от которой, как говорил Ленин, мы всегда на волосок, защищаться будет нечем. Известно, что современная война — это война моторов. Самолеты, военные корабли, пушки, танки производит не легкая, а именно тяжелая промышленность. Если мы начнем индустриализацию с развития легкой промышленности, мы останемся беззащитными перед лицом возрождающегося германского империализма. Ведь известно, что англо-американские союзники еще в 1917 году замышляли ликвидировать победу социалистической революции в России штыками германских империалистов.

Так что клюнь мы на удочку оппозиционеров, и империалисты разгромят нас. Народ наш частично физически истребят, частично превратят в рабов, все же накопленное нами в ходе развития легкой промышленности заберут себе.

Однако у коварного плана Дауэса — плана мировых империалистических кругов, есть один существенный недостаток, почему он и обречен на неудачу. План Дауэса составлен без мнения хозяина, без советского народа, который в расставленную империалистами ловушку не пойдет, как бы за это ни агитировали Зиновьев, Каменев и их единомышленники.

Последние слова Сталина заглушили бурные овации.

Терпеливо дождавшись, когда аплодисменты и возгласы умолкли, Сталин задал последний вопрос:

— Кто же вы такие, господа оппозиционеры [Каменев, Зиновьев, Сокольников] Либо вы люди, до предела наивные, абсолютно безграмотные в области политики и экономики, младенцы, поистине не ведающие, что творите; либо вы агенты Дауэса, стремящиеся сорвать социалистическое строительство в нашей стране?

Зиновьев поспешил заверить съезд, что он и его сторонники действительно ошиблись, выступая против генеральной линии партии.»

Хроника «сдачи» страны 2010

От администрации: спорная, но интересная статья; читать думая своей головой.

Закончился 2010 год. Никуда Россия не делась.

Несмотря на подозрительно-странные природные аномалии. Несмотря на подлые теракты. Несмотря на огромную коррупцию. Несмотря на истерику в интернете.

Не случилось ни «переворота» в ноябре, когда «десятки тысяч» десантников, якобы, должны были собраться на митинг. Не случилось экономических катастроф и обрушения рубля. Не получилось и «точное» вступление в ВТО до конца 2010 года.

Давайте вспомним, в сдаче каких позиций обвиняли российскую власть в уходящем году. И что случилось в реальности.

Первое, что активно ставили в укор Кремлю – «сдача Ирана».

Якобы руководство России обмануло руководство Ирана, нарушило свои обязательства. Продало эту страну Западу.

Термин «продажа» подразумевает три безусловных фактора: покупатель, продавец, «товар». Покупатель купив, делает с «товаром», что ему необходимо. В данном случае, обвинители Кремля, утверждают, что «товаром» был Иран. Его, якобы, продали.

Что с Ираном случилось? Ничего. Стоит, как стоял. Ругает Америку и Запад, как и раньше. http://nstarikov.ru/blog/6688

Политика Ирана не изменилась. Никто на него не напал. Так в чем же виновата Россия?

В том, что не поставила С-300 в Тегеран? А зачем России это делать? Смысл политики России в этом регионе – не допустить нападения на Иран. И эта задача выполняется. США не напали, Израиль не напал. Это значит – задача выполнена. И если для ее решения можно С-300 не поставлять, то поставлять их в Иран совершенно точно не нужно. Иначе вы лишаетесь своего козыря в торговле с Западом.

Что является главным для руководства России: безопасность Ирана или безопасность России? Разумеется – безопасность России. А безопасность Ирана – для нас не цель, а лишь средство достижения безопасности России. Цинично? Возможно. Но именно такова политика в принципе.

Помимо этого хочется обратить ваше внимание на «странную» информацию, о том, что С-300 поставлены в Иран через Белоруссию и Азербайджан. http://nstarikov.ru/blog/7438

Потом следует опровержение. Затем идет новая информация – Иран получит зенитные комплексы через Венесуэлу. Еще через небольшой промежуток – сам Тегеран испытал аналог С-300, который у него неизвестно откуда появился.

Так, что же «купившие» Иран Штаты смогли с ним сделать? Ничего. Нападение на Иран не состоялось. Шаги США и Великобритании в отношении этой страны демонстрируют злобу и бессилие. Именно так стоит понимать террористические акты в отношении иранских физиков. Не могут уничтожить страну, ее вооруженные силы, исследовательские институты – переходят к террористическим актам.

Это и есть бессилие. Зачем убивать одного физика, если можно уничтожить всю страну разом?

Вывод: никакой «продажи-сдачи» Ирана со стороны России не было.

Второе, что активно ставили в укор Кремлю – «сдача» Белоруссии. Ссора с Минском. Якобы Москва потеряла своей «бездарной» политикой единственного своего союзника.

Какой пыл обвинений мы слышали от комментаторов! В едином порыве за «ссору» с Лукашенко, Россию обвиняли и либералы (полный провал внешней политики – даже с батькой поругались) и консерваторы (сдали Западу пророссийский режим).

Прошло пару месяцев. В Белоруссии прошли выборы. И Кремль признал безоговорочно победу Лукашенко.

Так кого и кому «сдала» Москва? Отношения России и Белоруссии вновь замечательны. Лукашенко говорит об окончании недоразумений. Улыбается. Говорит – «не дождетесь», обращаясь к тем, кто мечтает о разрыве Минска и Москвы.

Белорусских оппозиционеров (и их западных кураторов) провели, как мух на сиропе. Они искренне поверили, что Москва «делает новую ставку» и собирается помочь поменять строптивого батьку.

Вместо этого следует признание его победы. Всем спасибо – все свободны. Спектакль, вернее говоря, очередной акт игры в доброго и злого следователя, закончен.

Вывод: никакой «продажи-сдачи» Белоруссии со стороны России не было.

А под грохот телерепортажей о ссоре и ругани, накануне белорусских выборов, 9 декабря 2010 года, подписываются важнейшие документы.

Какие? Об этом в конце статьи.

Третье, на что хочется обратить ваше внимание: на «стремление» России вступить в ВТО.

«7 декабря. Глава Минэкономразвития РФ Эльвира Набиуллина и еврокомиссар по торговле Карел Де Гюхт подписали сегодня в Брюсселе меморандум о взаимопонимании по условиям присоединения России ко Всемирной торговой организации (ВТО). Таким образом, Россия и Евросоюз официально завершили двусторонние переговоры по условиям вступления РФ в ВТО, передает ПРАЙМ-ТАСС». http://www.rosbalt.ru/2010/12/07/797947.html

«БРЮССЕЛЬ, 7 дек – РИА Новости. Россия договорилась с ЕС о снижении пошлин на экспорт древесины – это стало главным прорывом на переговорах с ЕС по ВТО, заявила министр экономического развития России Эльвира Набиуллина…» http://www.rian.ru/economy/20101207/305795840.html

7 декабря 2010 года. Все решено, все обговорено. Документы подписаны. Россия на всех парах «стремится» в ВТО.

«РФ планировала уже с 2010 года повысить пошлины на вывоз кругляка до заградительного уровня в 80% от таможенной стоимости, но не менее 50 евро за кубометр. Однако затем действующие ставки были продлены на 2010 год, во многом благодаря просьбам Финляндии. Мораторий на дальнейшее повышение ставок пока действует до 1 января 2011 года. Российские профильные ведомства неоднократно заявляли, что, скорее всего, будут продлять мораторий». http://www.rian.ru/economy/20101207/305795840.html

10 декабря 2010 года

«Глава правительства РФ Владимир Путин считает возможным компромисс в вопросе экспортных пошлин на российский круглый лес после того, как Россия вступит во Всемирную торговую организацию.

«Мы на 2011 год продлили условия 2010 года (по таможенным пошлинам на круглый лес – ред.), в будущем какие-либо компромиссы возможны, если произойдет полномасштабное присоединение РФ к ВТО», – сказал премьер-министр РФ после переговоров с премьер-министром Финляндии Мари Кивиниеми». http://www.rian.ru/economy/20101210/306997063.html

То есть нас брали в ВТО, так как мы согласились не увеличивать, а потом и снизить пошлины на лес. Договорились. И через три дня Путин говорит, что на самом деле мы всего лишь продлили мораторий на год. А окончательное решение по пошлинам Россия примет не ДО, а ПОСЛЕ того, как нас примут в ВТО.

Не берете нас в ВТО? Ах, как жаль, мы же так туда стремимся…

Прошло еще три недели:

«Суровый приговор бывшему главе НК «ЮКОС» Михаилу Ходорковскому осложнит вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Об этом в четверг сообщает агентство Reuters со ссылкой на высокопоставленный источник в администрации президента США. «ВТО – организация, основанная на правилах и главенстве закона. Большинство стран мира не считают, что в этом вердикте проявляется упрочение главенства закона. Он, безусловно, скажется на репутации России», – подчеркнул собеседник агентства». http://www.warandpeace.ru/ru/news/view/54158/

Вот как оно как выходит то… http://nstarikov.ru/blog/6580

А теперь вернемся к нашим взаимоотношениям с Белоруссией.

Под грохот телерепортажей о ссоре и ругани, накануне белорусских выборов, 9 декабря 2010 года, подписываются важнейшие документы. Какие же?

«Лидеры России, Казахстана и Белоруссии приняли декларацию о формировании Единого экономического пространства (ЕЭП) Об этом, как передает ПРАЙМ-ТАСС, сообщил сегодня президент РФ Дмитрий Медведев на расширенном заседании глав государств ЕврАзЭС.

Он процитировал для коллег из ЕврАзЭС этот документ, в котором, в частности, говорится, что «соответствующие образования ЕЭП и будущий Евразийский союз открыты для вступления других государств»

В свою очередь, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев отметил на заседании ЕврАзЭС: «Мы приняли декларацию, в которой говорится, что три государства завершили создание Таможенного союза, а также завершили принятие документов для Единого экономического пространства, что дает возможность активизировать работу для создания Евразийского экономического союза».

http://www.rosbalt.ru/2010/12/09/799037.html

Таможенный союз не только устоял. Он развивается. На его основе создается Единое экономическое пространство и Евразийский экономический союз. Это платформа для воссоздания Единой Великой страны. Причем вовсе НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО в форме СССР или Российской империи. В сегодняшнем мире форма интеграции другая – экономический союз.

У нас будет Евразийский союз. Посмотрите на карту – континент Евразия, гораздо шире границ СССР. А значит, при наличии политической воли и везения, можно шагнуть и дальше, чем зашли наши цари и генсеки.

И все это делается под прикрытием «скандалов», «ссор» и «противостояния» с Лукашенко. Но не только Александр Григорьевич помогает строить и восстанавливать Единую страну. Помогает Иосиф Виссарионович Сталин.

Под прикрытием антисталинской риторики, под прикрытием разговоров о его вине возникает Единое экономическое пространство и Евразийский экономический союз.

А сколько Сталина ни ругай, сколько не поливай его грязью – любовь к нему русского народа от этого никак не уменьшается. Только растет. Даже мертвый и оболганный, Сталин помогает восстанавливать Россию. Великую Единую и Могучую.

Хотите еще что-нибудь признаем? Хотите еще что-нибудь в Думе проголосуем? Чтобы вы, наши дорогие западные партнеры, заслушавшись и засмотревшись на этот приятный для вас процесс, не мешали воссоединению страны…

Источник

Премия им. Геббельса (претендент Латынина)

Осенью из – под земли вылезают грибы, а на экраны телевизоров и в радиоприемники «влезают» отдохнувшие за лето очернители русской истории. Наивных грибников поджидают поганки и сатанинские грибы, а наивных радиослушателей Юлия Латынина.

Претендент: Юлия Латынина, журналист

Заслуга: программа «Код доступа», 28.08.2010

Причины выдвижения: многократная ложь и подтасовка исторических данных, с целью опорочить Советский союз и его руководителей

Выдвинул: Николай Стариков, писатель, публицист

Юлия Латынина уже была отмечена вниманием читателей ресурса nstarikov.ru и nstarikov.livejournal.com и получила Премию имении Геббельса за май 2010 года здесь.

На этот раз Латынина в качестве темы для своего потока антирусского сознания выбрала две весьма специфические темы: вступление Финляндии в войну против СССР в июне и оккупацию Ирана союзниками в августе 1941 года.

Ложь номер 1.

Латынина: «…Война началась 25 июня 1941 года, это была война с Финляндией. Началась она так, что накануне Красная армия заявила, что финские бомбардировщики, немецкие бомбардировщики бомбардируют город Ленинград – а это было вранье, никаких бомб тогда еще на Ленинград не падало ни финских, ни немецких. Уж, тем более финских. Финны соблюдали на тот момент нейтралитет, и Сталину было бы наиболее выгодно, чтобы они продолжали соблюдать нейтралитет, чтобы они не лезли в эту кашу, чтобы они не угрожали Ленинграду… Наши бомбардировщики сбрасывают бомбы… И 26 июня, соответственно, финское правительство, которое вынуждено все делать гласно и вынуждено как-то реагировать на эту бомбардировку, говорит: «Ну, мы объявляем войну Советскому Союзу».

Опровержение: Финляндия вовсе не была нейтральной. На ее территории весной-летом 1941 года находились германские войска, и они активно прибывали на ее территорию. В частности 2 июня 1941 года морем в Финляндию доставили часть полицейской бригады СС (позднее – дивизия СС «Норд»). Немцы хозяйничали на территории Финляндии до такой степени, что власти были уведомлены о прибытии эсесовцев спустя неделю – 9 июня 1941 года.

Строились бараки, мосты. Ремонтировалось ж.д. полотно. (Массу подробностей о планах немцев и их реализации летом 1941 года можно прочитать по этой ссылке) Ссылка.

Как должен был реагировать Сталин? Он должен был верить, что с территории Финляндии немцы не ударят? После того, как ударили 22 июня? Он должен был ждать? Рискуя попасть под еще один неожиданный удар?

Как известно, планы немцев советская разведка доставила Сталину. План «Барбаросса» Иосиф Виссарионович читал, и прекрасно помнил, что там писалось:

«В войне против Советской России на флангах нашего фронта мы можем рассчитывать на активное участие Румынии и Финляндии».

«Финляндия должна прикрывать сосредоточение и развертывание отдельной немецкой северной группы войск (части 21-й армии), следующей из Норвегии. Финская армия будет вести боевые действия совместно с этими войсками. Кроме того, Финляндия будет ответственна за захват полуострова Ханко».

«Имеющиеся сверх этого силы (горный корпус) следует использовать на севере прежде всего для обороны области Петсамо и ее рудных шахт, а также трассы Северного Ледовитого океана. Затем эти силы должны совместно с финскими войсками продвинуться к Мурманской железной дороге, чтобы нарушить снабжение Мурманской области по сухопутным коммуникациям.

Будет ли такая операция осуществлена силами немецких войск (две — три дивизии) из района Рованиеми и южнее его, зависит от готовности Швеции предоставить свои железные дороги в наше распоряжение для переброски войск.

Основным силам финской армии будет поставлена задача в соответствии с продвижением немецкого северного фланга наступлением западнее или по обеим сторонам Ладожского озера сковать как можно больше русских войск, а также овладеть полуостровом Ханко».

http://nabat-alarm.narod.ru/Barbarossa.htm

Никаких сомнений, что Финляндия будет воевать против нас, у Сталина просто не могло быть. И дело было не в том, как эта война начнется.

Горно-стрелковый корпус генерала Дитля, который в 1940 г. защищал Нарвик, имел задачу с началом войны захватить важный в экономическом отношении район никелевых залежей Петсамо (Печенга), находившийся на финской территории, и защищать его от русских. Затем горно-стрелковый корпус должен был захватить Мурманск, единственный незамерзающий порт русских на Северном Ледовитом океане. 22 июня 1941 года корпус Дитля перешел норвежско-финскую границу и занял район Печенги. 29 июня корпус начал наступление на Мурманск. Ссылка

А если бы «официальная война» с Финляндией не началась, то немцы так бы и сидели в Финляндии до 1945 года, НИЧЕГО НЕ ПРЕДПРИНИМАЯ?

Имея на своей территории несколько немецких дивизий, готовых к наступлению на Мурманск и Ханко, Финляндия не могла остаться нейтральной, даже при всем своем желании.

Ложь номер 2.

Латынина: «Наши бомбардировщики сбрасывают бомбы, причем не на финские военные цели, что имело бы максимальный смысл, а на финские города, что имеет, в основном, максимальный резонанс».

Одним из инициаторов нанесения превентивного удара по финским аэродромам являлся командующий ВВС Ленинградского военного округа генерал-майор (а впоследствии Главный маршал авиации) А. А. Новиков. ПО АЭРОДРОМАМ! А не по городам наносился удар. Почему именно 25 –го начали его наносить? В своих мемуарах маршал Новиков пишет, что только 24 июня он окончательно понял, что все, что происходит начиная с 22 июня не провокация, а настоящая война.

«Генерал А. А. Новиков добился поддержки идеи провести воздушную операцию у командующего округом генерала М. М. Попова и члена Военного совета Н. Н. Клементьева. Они связались с Москвой и убедили Ставку Главного командования, что с финской территории готовятся налеты на Ленинград». Ссылка

Как видите – не бомбы якобы падали на Ленинград, как передергивает факты Латынина, а готовится удар по Ленинграду. Это большая разница. Могла бы Латынина гарантировать, что с территории Финляндии, стоявшие там самолеты люфтваффе, точно бы не бомбили город? Поручилась бы своей жизнью, что Финляндия останется строго нейтральной?

24 июня 1941 года вышла директива Ставки за подписью маршала С. К. Тимошенко, которая потребовала от Военного совета вновь созданного Северного фронта:

«Начать боевые действия нашей авиации и непрерывными налетами днем и ночью разгромить авиацию противника и ликвидировать аэродромы в районе южного побережья Финляндии, имея в виду пункты Турку, Малми, Парвоо, Котка, Холола, Тампере, в районах, приграничных с Карельским перешейком, и в районе, Кемиярви, Рованиеми. Операцию провести совместно с ВВС Северного и Балтийского флотов, о чем дать соответствующие указания командованию флотов». Ссылка

Планировалось, что сразу после восхода солнца 25 июня по 19 финским аэродромам нанесут удар одновременно 375 бомбардировщиков и 165 истребителей, но фактически ранним утром этого дня вылетело около 300 самолетов. Всего же за 25 июня советская авиация по плану операции произвела 236 самолето-вылетов бомбардировщиков и 224 — истребителей, посчитав уничтоженными на аэродромах до 30 неприятельских самолетов и еще 11 истребителей — сбитыми в воздушных боях. Советские потери составили 23 бомбардировщика, все истребители вернулись на базы.

Каковы итоги этих налетов, которые осуществлялись ПО АЭРОДРОМАМ, А НЕ ПО ГОРОДАМ?

«…Неприятель вынужден был оттянуть свою авиацию глубже в тыл и значительно реже подвергать ударам войска и другие объекты Северного фронта в начале своего наступления с территории Финляндии. «До 5 июля 1941 г. противник почти не действовал по нашим аэродромам в полосе Северного фронта. Были сорваны также его попытки подвергнуть в первые дни войны удару с воздуха г. Ленинград». Ссылка

Ложь номер 3.

Латынина: «Но 25 августа происходит еще более невероятное событие. И в это время 25 августа в 2 часа ночи Красная армия переходит границу Ирана, и начинается операция по присоединению, видите ли, азербайджанской части Ирана к Азербайджану.
Туда, на минуточку, туда присылаются деньги, туда присылается продовольствие, которого так не хватает на фронт. В качестве помощи в Иран прислано 800 тонн сахара, 360 тонн муки. В целом, отправлено товаров общей стоимостью 2 миллиона рублей. Отправляется группа некоего товарища Алиева, которая там организует крестьян».

«И только в 1942 году, поскольку часть Ирана также оккупирована англичанами, и поскольку англичане не очень понимают, как это? Вот, Красная армия требует открыть второй фронт, говорит, что ей тут тяжело против Гитлера, а сама в это время занимается установлением советской власти в Иране и раздает оружие партизанским группам, которые требуют организации колхозов. И вот тут, значит, вся эта свистопляска кончается, советские войска из Ирана уходят. Группу товарища Алиева разоблаченную тайно вывозят, товарищей партизан, которые требовали организации колхозов, объявляют аж гитлеровскими диверсантами и вся эта история кончается. Но еще раз, господа, дата: 25 августа в момент тяжелейшего положения на фронтах Сталин, тем не менее, начал захватническую войну на юге Советского Союза».

Опровержение:

Ввод войск в Иран Советским Союзом проводился ПРИ СОГЛАСОВАНИИ с англичанами. Слишком важное значение этот нефтеносный район имел для Британии. Уже 22 июня 1941 года английский посол в России, напрямую поинтересовался у Молотова возможностью введения частей РККА в Иран. Дело в том, что именно из этого региона англичане получали основную массу своего топлива. Именно поэтому, при малейшей угрозе снабжению армии и экономики горючим, которое возникло из-за попыток немцев, Лондон отреагировал крайне резко и жестко. Немецкие самолеты и инструкторы в Сирии и Ираке – ответ ввод английских войск в Ирак в мае и в Сирию в июне 1941 года. Бои и оккупация этих стран.

После чего британцы начинают планировать ввод войск в Иран. Просто так ввести солдат в Иран англичане не могут – это вызовет опасения Сталина. Собственно говоря, вовсе не против немцев, а против англичан и стоят на границе с Ираном 4 советские армии. Почему? Потому, что за их спиной нефтеносный район Баку. Главная топливная артерия СССР. А еще в 1940 году у англичан и французов были планы по их бомбардировке.

Сталин понимает – удар англичан из Ирана на Баку и нашей стране конец. Поэтому даже прорыв Гитлера вглубь России ничего не меняет – войска стоят на границе. Планируется захват Ирана? Нет, речь идет исключительно об обороне. Только не от немцев. От англичан! И до конца августа 1941 года Сталин ни на шаг не двинул массу войск, стоящих на страже нефти.

Лишь когда стало понятно, что Англия не выступит на стороне Гитлера и не ударит нам в спину, Сталин СОГЛАСОВАЛ с Лондоном ОДНОВРЕМЕННЫЙ ввод войск в эту страну.

Повторю – ввод войск был коллективным и согласованным.

Никакой агрессии не было – СССР воспользовался статьей договора с Персией. Для мирового общественного мнения придумали другое объяснение – возможная активность германской агентуры в Иране.

8 сентября 1941 года было подписано соглашение, которое определило расположение союзнических войск на территории Ирана, Тегеран высылал из страны всех граждан Германии и ее союзников, обязался не препятствовать и оказывать содействие транзиту военных грузов из Англии в Россию, придерживаться строго нейтралитета, и воздерживаться от шагов, могущих повредить делу борьбы с фашизмом.

Но англичане хотят поменять шаха, Сталин идет им навстречу. 15 сентября 1941 года союзники вошли в Тегеран, 16 сентября произошло отречение Реза- старшего. Вместо него трон занял сын Руза Пехлеви. Эту англо-американскую марионетку и свергнет в 1979 году иранская исламская революция…

На самом деле – злейшие «союзники» Россия и Англия в который раз поделили между собой сферы влияния в нефтеносном районе. И Сталин англичанам не верил. И правильно делал. На протяжении почти всей войны в этой стране стояли три полнокровные общевойсковые армии.

Подведeм итог:

1. Латынина лжет, что Сталин спровоцировал Финляндию воевать. Война началась бы в любом случае.

2. Латынина лжет, что СССР бомбил города. Удар нашей авиации наносился по аэродромам, именно они были целью. Возможные попадания в другие объекты были случайностью.

3. Латынина лжет, что Сталин начал захватническую войну против Ирана. После войны Сталин вывел оттуда все войска. Англичане там остались.

4. Латынина лжет, «забывая» упомянуть, что ввод войск в Иран был одновременным со стороны СССР и Великобритании и осуществлялся по согласованию правительств. Об «захватнической войне» Англии, Латынина, разумеется, не говорит ни слова.

5. Из ее текста складывается впечатление, что СССР советизировал Иран и пытался его присоединить. Это было невозможно. Сталин и не ставил такой цели. СССР и Великобритания не доверяли друг другу, и оккупация Ирана была первой совместной операцией и взаимной гарантией. Обе стороны взяли под контроль прилегающее к их нефтеносным районам пространство Ирана. (Англичане к Ираку – мы к Азербайджану).

6. Советские войска не вышли в 1942 году из Ирана. Для этого достаточно вспомнить знаменитую Тегеранскую конференцию в 1943 году.

Вот так обстоят дела. Голосование по сентябрьской Премии имени Геббельса обещает быть жарким. Оно начнется первого октября. Пользуясь случаем, прошу всех читателей активно принимать участие в голосовании и присылать новых номинантов.

А теперь бонус. Для тех, кто любит изучать документы. Для любителей «углубленного» изучения истории публикую текст двух директив Ставки, посвященных вводу войск в Иран. Из их текста можно понять, какая масса войск ПОЧЕМУ-ТО стояла не столько у границ с Ираном, сколько ПЕРЕД британской группировкой войск. Да и согласованность введения английских войск в Иран с введением туда наших солдат становится очевидной.

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 001196

КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ СРЕДНЕАЗИАТСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА О ФОРМИРОВАНИИ И ВВОДЕ В ИРАН 53-й ОТДЕЛЬНОЙ АРМИИ [11]

23 августа 1941 г. 05 ч 00 мин

В целях обеспечения наших границ от диверсий со стороны немцев, работающих под покровительством иранского правительства, а также для того, чтобы предупредить вылазки иранских войск против наших границ, советское правительство на основании ст. 6 Советско-Иранского договора 1921 г., в силу, которой советское правительство имеет право ввести войска в Иран, если поведение иранского правительства создает угрозу для СССР, советское правительство постановило ввести войска на территорию Ирана.

На этом основании приказываю:

1. Создать 53-ю Отдельную Среднеазиатскую армию за счет штаба Среднеазиатского военного округа. Командующим армией назначаю генерал-майора Трофименко Сергея Георгиевича. Членом Военного совета армии – бригадного комиссара Ефимова Павла Ивановича. Начальником штаба армии – генерал-майора Казакова Михаила Ильича. Штаб армии с 25 августа 1941 года – Ашхабад.

2. На границе Ирана развернуть:

а) Горганское направление: управление 58 ск, 68 гcд, 39 кд. Район развертывания к.Карата-Батыр, Кизыл-Атрек, Чат;

б) Ашхабад-кучанское направление: 83 гсд. Район развертывания Гаудан, г[ора] Асельма, Яблоновский;

в) Мешхедское направление: управление 4 кк, 44 кд 18 гкд (без одного кп), 238 сд (без одного сп). Район развертывания – Ачхатепе, Серахс.

г) Резерв армии – 72-й отдельный горнострелковый полк в районе Красноводска.

Развертывание частей (кроме 238 сд) закончить к исходу 26.08.1941 г.

На прикрытии границы с Афганистаном иметь:

а) мазари-шерифское и ханабадское направление – 20-я горнокавалерийская дивизия;

б) кушка-гератское направление: один кав. полк 18 гкд, стр. полк 238 сд и полк НКВД.

3. Справа – войска Закавказского фронта с утра 25.07.1941 г. переходят границу Ирана с задачей 27.08.1941 г. занять районы: Дильман, Тебриз, Ардебиль. Английские войска с утра 25.08.1941 г. переходят в наступление в направлении Басра, Дизфуль, Ханекин, Керманшах.

4. Задача 53-й Отдельной Среднеазиатской армии:

До 27.08.1941 г. частями прикрытия (83 гсд, 44 кд, погран. части) обеспечить границу с Ираном, не допуская прорыва противника на нашу территорию. Особое внимание уделить направлениям: Кизыл-Атрек, Кизыл-Арват; Гаудан, Ашхабад; Мешхед, Серахс и району Кюренкала, Душак.

По окончании сосредоточения основных сил армии с утра 27.08.1941 г. перейти границу Ирана и к 1.09.1941 г. занять Горган, Бендер-Гязь, Шахруд, Нов[ый] Кучан, Мешхед, Себзевар. В дальнейшем быть готовым к наступлению на Тегеран. В случае вооруженного сопротивления со стороны иранских войск уничтожить войска и материальную часть противника, не допуская отхода их на Тегеран.

5. Задачи ВВС:

а) с рассветом 27.08.1941 г. уничтожить авиацию иранцев на аэродромах Горган, Нов[ый] Кучан, Мешхед и в других дополнительно установленных разведкой пунктах;

б) вести разведку аэродромов и войск противника;

в) прикрыть с воздуха сосредоточение и действия своих войск, не перелетая границы до утра 27.08.1941 г.;

г) в случае оказания вооруженного сопротивления со стороны иранских войск, взаимодействуя с наземными войсками, уничтожать живую силу, и материальную часть противника на поле боя и на подходе;

д) не допустить налета авиации противника на Ашхабад и Теджен.

Верховный Главнокомандующий СТАЛИН

Начальник Генерального штаба ШАПОШНИКОВ

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 001197

КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ЗАКАВКАЗСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА О РАЗВЕРТЫВАНИИ ЗАКАВКАЗСКОГО ФРОНТА И ВВОДЕ ДВУХ АРМИЙ В ИРАН [12]

23 августа 1941 г. 05 ч 10 мин

В целях обеспечения Закавказья от диверсий со стороны немцев, работающих под покровительством иранского правительства, а также для того, чтобы предупредить вылазки иранских войск против наших границ, советское правительство на основании ст. 6 Советско-Иранского договора 1921 г., в силу, которой советское правительство имеет право ввести войска в Иран, если поведение иранского правительства создает угрозу для СССР, советское правительство постановило ввести войска на территорию Ирана.

На этом основании приказываю:

1. Развернуть Закавказский фронт за счет Закавказского военного округа. Командующим фронтом назначить командующего войсками ЗакВО генерал-лейтенанта Козлова Дмитрия Тимофеевича. Членом Военного совета фронта – дивизионного комиссара Шаманина Федора Афанасьевича. Начальником штаба фронта – генерал-майора Толбухина Федора Ивановича. Штафронта с 24.08.1941 г. – Степанакерт.

2. В состав Закавказского фронта: на иранском направлении:

а) 47-я армия в составе 76, 63 гсд, 236 сд, 6, 54 тд, 1 кд, 23 кд (без одного кп), 116 гап, 456 кап, 71 сад, 135 сад. Район развертывания – Тазакенд, Шахтахты, Чапаевка, Нахичевань. Штарм – Нахичевань.

б) 44-я армия в составе 20, 77 гсд, 17 кд, 24 тп, 36 и 265 иап, Каспийская военная флотилия. Район развертывания Перембель, Ниж[ний] Гядук, Астара, Ленкорань. Штарм – Ленкорань.

в) В распоряжении фронта 23, 24 кд, 317 сд, 26, 133, 132, 134-я авиадивизии дальнего действия.

На прикрытии границы с Турцией иметь:

а) 46-ю армию в составе 4, 224 сд, 9 и 47 гсп, 547 гап, 457 кап, 25 сад, 27 над, 35 иап ПВО. Штарм – Кутаиси. Батумская военно-морская база.

б) 45-ю армию в составе 136, 31 сд, 138 гсд, 337 гап, 136, 350 гап БМ, 72 сад, 68 иап ПВО. Штарм – Ереван. Прикрытие Баку: 317 сд, 3-й корпус ПВО, 8-й авиакорпус ПВО.

3. Войска Среднеазиатского военного округа обеспечивают границу со стороны Ирана, не допуская прорыва противника на нашу территорию. С утра 27 августа переходят границу с задачей овладеть районами Горгана, Шахруда, Мешхеда, Кучана. Английские войска с утра 25.08.1941 г. переходят в наступление в направлениях: Басра, Дизфуль и Ханекин, Керманшах.

4. Задача Закавказского фронта: С утра 25 августа 1941 года войскам 47-й и 44-й армий перейти границу Ирана и к 27.08.1941 г. подвижными частями занять районы Дильман, Тебриз, Ардебиль. В дальнейшем быть готовым наступать в направлениях Урмии, Мехабада; Миане, Казвина и Решта, Рудесара. В случае оказания вооруженного сопротивления со стороны иранских войск всеми имеющимися средствами уничтожить войска и материальную часть противника, не допуская отхода их на юг.

Главный удар нанести 47-й армией в общем направлении Джульфа, Тебриз в обход Дарадизского ущелья с запада. 6 тд, 1 кд – наступать в направлении Нахичевань, Хой и к 27.08.1941 г. занять Дильман. В случае сопротивления противника в районе Ма-ранд, Тебриз 6 тд нанести удар в направлении Хой, Шин-дивар, в обход маранд-тебризской группировки иранцев с запада. 76 гсд, 236 сд, 54 тд, 23 кд (без одного кп) – наступать в направлении Джульма, Ашаги-Эчан, Маранд и 27.08.1941 г. занять Тебриз. 63 гсд, 13-му мотоциклетному полку (на автомашинах), отдельному танковому батальону – наступать в направлении Шахтахты, Мако, Каринджа, Буйнади, Дильман, обеспечивая наступление ударной группы 47-й армии со стороны Турции.

44-й армии – наступать в направлениях: Перембеля, Ардебиля; Лерика, Ардебиля и Астары, Арде-биля. К исходу 27.08.1941 г. занять Ардебиль. Частью сил наступать вдоль побережья Каспийского моря. С целью недопущения подхода резервов противника с направления Решт высадить морской десант силою один сп в районе Хеви. 24 кд, наступая в направлении Худоферин, Агарь, к исходу 27.08.1941 г. овладеть районом Агарь. Резерв фронта – один кавалерийский полк 23 кд иметь на направлении Джульфа, Тебриз.

5. Задачи ВВС:

а) с рассветом 25.08.1941 г. уничтожить авиацию противника на аэродромах Мако, Хой, Ма-ранд, Тебриз, Ардебиль, Агарь, Хиов, Решт и в других дополнительно установленных разведкой пунктах;

б) вести разведку аэродромов и войск противника;

в) прикрыть с воздуха сосредоточение, действия своих войск и переправу через р. Аракс, не перелетая до утра 25.08 границы;

г) во взаимодействии с Каспийским флотом содействовать высадке десанта в районе Хеви;

д) в случае оказания вооруженного сопротивления со стороны иранских войск, взаимодействуя с наземными войсками, уничтожать живую силу и материальную часть противника на поле боя и на подходе;

е) исключить всякую возможность налета авиации противника на район Баку.

Верховный Главнокомандующий СТАЛИН

Начальник Генерального штаба ШАПОШНИКОВ

Дополнение:

На основе какого договора СССР ввел в Иран войска?

26 февраля 1921 года был подписан советско-персидский договор. В соответствии с ним Россия безвозмездно передала Персии шоссейные дороги Энгези – Тегеран, Казвин – Хамадан, железнодорожные линии Джульфа – Тавриз и Софьян – Урмийское озеро, принадлежавшие России телеграфно-телефонные линии и порт Энгези. Стороны обязались не пускать пребывания на их территориях организаций, групп и лиц, ставящих поставленной задачей борьбу против Персии или России, а также войск, способных представить угрозу любой из сторон.

Шестая статья договора гласила:»…В случае, если со стороны третьих стран будут иметь место попытки путем вооруженного вмешательства осуществить на территории Персии захватническую политику или превратить территорию Персии в базу для военных выступлений против России, если при этом будет угрожать опасность границам Российской Социалистической Федеративной Советской Республики или союзных ей держав и если Персидское Правительство после предупреждения со стороны Российского Советского Правительства само не окажется в силе отвратить эту опасность, Российское Советское Правительство будет иметь право ввести свои войска на территорию Персии, чтобы, в интересах самообороны, принять необходимые военные меры. При устранении данной опасности Российское Советское Правительство обязуется немедленно вывести свои войска за пределы Персии».

Источник

Послушай англосакса и сделай наоборот

«Путина в отставку», лозунг, который сейчас стремительно пытаются раскрутить различные «несогласные». Помнится во времена Ельцина, всякого рода «несогласных» практически не было, а почему? Неужели в те, не такие уж далекие времена все у нас было хорошо?

Ну и ладно бы просто покричали и успокоились. Так нет же, не хотят успокаиваться, продолжают горланить об этом на всех углах. В отставку значит? Для нормального человека, интересующегося политикой, в первую очередь в геополитическом аспекте, смысл подобных заявлений объяснить иначе как глупостью или откровенным предательством просто невозможно.

Уже давно ни для кого не секрет, что объективной оценкой деятельности государственного деятеля является зеркальная противоположность мнений, пропагандируемых Западом. Проще говоря, если там его хвалят, значит что-то он делает не так, и наоборот, если западное мнение дает негативную оценку, значит наш политик на правильном пути.

Для чего это делается, давно понятно, цель англосаксов проста. Это уничтожение, либо, как вариант, значительное ослабление самой России, и ее позиций в мире. Для этого используется огромный арсенал разнообразных ухищрений и откровенной лжи. Далеко не последнюю роль в этом играет психологическая обработка населения, заключающаяся в извращении исторических процессов и явлений, где белое называется черным, а черное белым. Ведь если российский политик сделал для своей страны хорошо, значит для англосаксов плохо, соответственно, политику надо создать отрицательный имидж.

В наше время во многих случаях западная пропаганда действует настолько успешно, что даже в России у людей складываются совершенно различные мнения. Телевидение, радио, интернет отучают людей думать, преподнося на блюдечке готовые мысли и заключения. Получается, что если одна часть людей считает какого – либо политика патриотом и героем, то другая часть может считать упырем и нелюдем. Все зависит от того, какой телеканал, или какую радиостанцию предпочитает конкретный человек.

Но зная одно правило, заключающееся в том, что западу сильная Россия не нужна, в сухом остатке получается, что чем весомее и существеннее заслуги конкретного человека перед Родиной, тем большим тираном и деспотом пытаются его выставить наши западные друзья. И, наоборот, предателей, пытающихся развалить или ослабить страну, на западе чуть ли не боготворят, дают политическое убежище, выплачивают гонорары и приглашают выступать на симпозиумах и вести лекции студентам.

Примеров – множество. Остановимся лишь на некоторых, так сказать классических и попробуем оценить деятельность некоторых наших государственных деятелей относительно вышеописанной схемы.

Согласно западной трактовке, один из самых ужасных и кровожадных русских правителей был Иван Грозный. Исходя из распространенных там мнений, этот царь был неуравновешенный серийный маньяк – убийца. Но если взглянуть на итоги его царствования с другой стороны, то все становится понятней.

При Иване IV прирост территории Руси составил почти 100 %, с 2,8 млн кв км до 5,4 млн кв км, были присоединены Казанское и Астраханское ханства. Таким образом, к завершению царствования Ивана Грозного площадь Русского Государства стала больше всей остальной Европы. В 1558 — 1583 велась Ливонская война за выход к Балтийскому морю. Во второй половине 16 века в результате упорной многолетней борьбы положен конец нашествиям Крымского ханства, началось присоединение Сибири.

При Иване Грозном были проведены военные реформы, в результате чего, как писал А. В. Чернов, стрельцы были поголовно вооружены огнестрельным оружием, что ставило их выше пехоты западных государств, где часть пехотинцев (пикинеры) имела только холодное оружие. То есть налицо укрепление и усиление Московского государства, что бы там ни говорили. Плохо это для страны, или хорошо, каждый может решить для себя сам.

К тому же Иван Грозный вошел в историю не только как завоеватель. Он был одним из самых образованных людей своего времени, обладал феноменальной памятью, богословской эрудицией, был хорошим оратором. Царь способствовал организации книгопечатания в Москве, что свою очередь способствовало уменьшению неграмотности населения. По свидетельству современников Иван IV был «муж чюдного разсуждения, в науке книжного поучения доволен и многоречив зело». Он любил ездить по монастырям, интересовался описанием жизни великих царей прошлого.

Но про это на западе говорить не любят, оставляя Ивану Грозному лишь навешанные ярлыки кровопийцы и угнетателя.

Следующий классический пример – это Иосиф Виссарионович.

Вот уж поистине, мало кто подвергался большим нападкам со стороны либералов и демократов чем он. После хрущевской оттепели и особенно развала Советского Союза, на него было опрокинуто столько грязи, что с лихвой хватило бы на десятерых. Однако, при всем этом не следует забывать, что за период нахождения Сталина у власти приходится ряд важнейших событий в истории СССР и мира, в частности: форсированная индустриализация, создание крупного механизированного сельского хозяйства, участие, а главное победа во Второй мировой войне, массовый трудовой и фронтовой героизм, превращение СССР в сверхдержаву со значительным научным, военным и промышленным потенциалом, усиление геополитического влияния Советского Союза в мире

Недаром британский премьер У. Черчилль сказал про Сталина, что он принял Россию с деревянной сохой, а оставил с атомной бомбой, а ведь к бомбе еще пришлось обучить и кучу специалистов с соответствующим образованием. Остается спросить у господ либералов, для чего он это делал, если не для советских граждан? Что бы осталось от страны, если бы не титанические усилия Сталина по сплочению и развитию СССР, со всех сторон окруженной врагами? Ведь только благодаря усилиям всего советского народа во главе со Сталиным мы смогли успешно противостоять Западу и защитить нашу Родину от англосаксонского выкормыша Гитлера.

И, наконец, еще один положительный участник нашего повествования – Владимир Путин. Подводя экономические итоги правлению Путина, The Wall Street Journal писал:

«Экономика не только вернула себе все позиции, утраченные в 1990-е, но и создала жизнеспособный сектор услуг, который практически не существовал в советский период. В России накоплен третий по объему золотовалютный запас после Китая и Японии. За годы его правления в экономике России отмечался рост ВВП (в 2000 — 10 %, в 2001 — 5,7 %, в 2002 — 4,9 %, в 2003 — 7,3 %, в 2004 — 7,2 %, в 2005 — 6,4 %, в 2006 — 7,7 %, в 2007 — 8,1 %, в 2008 — 5,6 %), промышленного и сельскохозяйственного производства, строительства, реальных доходов населения.

Происходило снижение численности населения, живущего ниже уровня бедности (с 29 % в 2000 году до 18 % в 2004), увеличение объёмов потребительского кредитования (за 2000—2006 годы рост составил 45 раз). С 1999 по 2007 годы индекс производства обрабатывающих отраслей промышленности вырос на 77 %, в том числе производства машин и оборудования — на 91 %, текстильного и швейного производства — на 46 %, производства пищевых продуктов — на 64 %.

Но, пожалуй, основная заслуга Путина перед страной состоит в том, что ему удалось вырвать Россию из исторической тенденции, которая при её продолжении могла привести к распаду России как государства. Журналист Марк Симпсон в «The Guardian» писал:

«Путина ненавидят на Западе так же сильно, как обожали Ельцина, не потому, что он против демократии (Ельцин тоже шёл против демократии, когда ему это было выгодно), но потому, что он возродил российское государство, российскую мощь, российское чувство собственного достоинства и не боится отстаивать российские интересы. Резкий всплеск русофобии на Западе в последние годы вызван скорее не тревогой либералов по поводу московского авторитаризма, а неприкрытыми корыстными интересами: Запад обнаружил, что русский медведь ещё жив, несмотря на все наши усилия отравить его „ельциным-210“ в 1990-е годы, и хочет получить назад свою нефть и газ».

Лучше него, пожалуй, и не скажешь. Комментарии, как говорится, излишне. Если осознать написанное выше, то истерические вопли «несогласных» просто не умещаются в целостную картину восприятия российской действительности. Или наоборот, умещаются, только с противоположенной стороны. Сразу становится понятным истинные цели их «священной борьбы» с «кровавым путинским режимом».

Но к великому сожалению не всегда Россия могла похвастать подобными фигурами. Как говорится, в семье не без урода. Есть в нашей истории и обратные примеры, которые, однако, лишь дополняют вышеизложенное.

Наиболее показательный пример здесь – это Михаил Сергеевич Горбачев.

Высшей степенью награды, «в знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества», 15 октября 1990 года он был удостоен Нобелевской премии мира.

Многие зарубежные политики и журналисты с восторгом приветствовали реформы Горбачева, демократию и гласность, окончание холодной войны. Смотрите, мол, какой Горбачев белый и пушистый. Так эту ситуацию преподносили людям на Западе. Так ее они там и видели.

А что же видели мы с вами? Исчезновение продуктов из магазинов, скрытая инфляция, введение карточной системы на многие виды продовольствия в 1989 году. Для периода правления Горбачева характерно исчезновение товаров из магазинов, в результате накачивания экономики безналичными рублями, а впоследствии — гиперинфляция. При Горбачеве внешний долг Советского Союза достиг рекордной отметки. Деньги брались под высокие проценты — более 8% годовых у разных стран. С долгами, сделанными им, Россия смогла рассчитаться только через 15 лет после его отставки. Параллельно золотой запас СССР уменьшился десятикратно: с более 2000 тонн до 200.

Но основной «заслугой» Михаила Сергеевича можно назвать развал СССР. Вернее даже не сам развал, а его подготовку и полное при этом попустительство. Мы не будем выяснять, сознательно это было сделано или по глупости, но факт остается фактом, то, что собиралось столетиями, в одночасье было разбазарено и потеряно. Иначе как вредительством и предательством подобные действия назвать нельзя.

Еще один хороший пример подобного «родиновредительства» показал нам незабвенный «друг Билла Клинтона» Борис Николаевич. Примечательны слова журналиста Марка Симпсона в «The Guardian»: «если бы Ельцин, успешно свергнув коммунистический режим, вместо алкогольного хаоса и бессилия воздвиг на его руинах сильную Россию, которая отстаивала бы собственные интересы и была влиятельной силой на мировой арене, его репутация на Западе была бы совсем иной и на него обрушивались бы некоторые их тех, кто теперь его прославляет. Его ненавидели бы почти так же сильно, как… Путина!».

Именно Ельцин с российской стороны подписал договор о роспуске Советского Союза. К 1996 году промышленное производство сократилось на 50 %, сельскохозяйственное — на треть. Потери ВВП составили примерно 40 %. Бюджет за время правления Ельцина сократился в 13 раз. С 25 места в 1990 году по уровню жизни Россия переместилась на 68 место в 2000 году. В результате приватизации, проведённой в 1992—1994 годах, значительная часть государственного имущества перешла в руки узкого круга людей, так как многие не понимали, что делать с ваучерами. По бросовым ценам продавались предприятия стратегического значения: например, завод ЗИЛ был продан за 250 млн. долларов, в то время как его цена, по исследованиям экспертов, составляла не менее миллиарда долларов. За чертой бедности оказалось 44 % населения.

Строуб Тэлботт, первый заместитель Государственного секретаря США в 1994—2001, непосредственный участник переговоров, в своих мемуарах указывал на то, что в своей внешней политике «Ельцин соглашался на любые уступки, главное — успеть между стаканами…». Именно страстью Б. Н. Ельцина к спиртному и объясняется успех Б. Клинтона в достижении своих политических целей. Вот что об этом пишет в своей книге Тэлбот: «Клинтон видел в Ельцине политического лидера, полностью сосредоточенного на одной крупной задаче, — вогнать кол в сердце старой советской системы. Поддержать Ельцина так, чтобы он преуспел в решении этой задачи, было, в глазах Клинтона (и моих собственных) важнейшей целью, оправдывавшей необходимость смириться со многими куда менее благородными, а порой и просто глупыми вещами».

Но, несмотря на все эти «заслуги», ряд западных политиков и СМИ весьма высоко оценивают деятельность Ельцина. В заслугу Борису Николаевичу ставятся, в частности, окончательное разрушение СССР, проведение экономических реформ в России в1990-е годы, борьба с коммунистической оппозицией. Клинтон даёт умению Ельцина идти «на определенные компромиссы». По мнению Клинтона, при Ельцине «в России по-настоящему шло развитие демократического плюрализма со свободной прессой и активным гражданским обществом ». Экс-канцлер Германии Гельмут Коль назвал Ельцина «великим государственным деятелем» и «верным другом немцев».

Такие вот дела.

Вывод напрашивается сам собой, чем больше политик делает полезного для собственной страны, укрепляет ее, сохраняет, усиливает, тем больше будет выливаться на него помоев со стороны Запада, либо от их российских продажных приспешников.

Так может из-за этих деяний, и возникают все эти сказки, про кровожадность и психические отклонения, про садизм и жестокость, про авторитарность и имперские амбиции? В свою очередь, предатели и разрушители всегда найдут у Запада понимание и поддержку. Тут вам и гранты, и фонды, и Нобелевские премии, и развитие демократии. Но если глава государства вздумает укрепит и усилить страну, то его выставляют негодяем и палачом.

Теперь уже можно вновь вернуться к лозунгу, озвученному в самом начале повествования. Нетрудно понять, кому в первую очередь мешает сильный лидер, направляющий усилия на сохранение и развитие страны, на приобретение политического, экономического и идеологического суверенитета, на независимость от англосаксонской элиты, пытающейся опутать своими щупальцами весь мир.

Поэтому никогда российского лидера, радеющего за судьбу страны, на Западе не назовут спасителем России, а будут клеймить недемократическими прозвищами, и пытаться свергнуть, в том числе при помощи купленных «несогласных».

Источник

Сталин-победитель (якутский эпос о Сталине, 1945 г.)

Вот так в древности и создавались сказания о Богах и полубогах.  Сталину не повезло, это был уже 20 век.
I

Дети мои дорогие,
Внуки мои счастливые, —
Повесть отца слепого,
Дедовское сказанье
Выслушайте сегодня,
Завтра перескажите,
В будущее передайте…
Слово мое живое
Пусть зазвучит потомкам,
Доблестным поколеньям…
Пусть озарит им сердце,
В душу им пусть прольется
Сила отцовской песни,
Дедовская душевность;
Мысли мои — раздумья,
Думы мои — напевы.

…Дети мои и внуки,
В прошлое оглянувшись,
Вспомните наше время, —
Вспомните — поклонитесь…
II

…Дьявол страны западной
Чёрный шаман Гитлер,
Оскалив зубы стальные,
Собакою завывая,
Грозя смердящей пастью,
Слюной ядоносной брызжа,
Колючим хвостом натужаясь,
Ворвался в нашу землю.

Зелёно-серые черви,
Коричневые сколопендры,
Черные мокрицы
В железных телегах — танках,
В чугунной броне чудовищ
Хрипели-ползли-бежали,
Плевались огнём и тленом,
Топтали леса и нивы.

Земля под ними дрожала,
Леса перед ними чахли,
Трава превращалась в пепел,
Дома рассыпались прахом,
В ручьях вода высыхала,
В поднебесье звёзды гасли,
В колхозах скот разбегался,
Младенцы умирали.

Зелено-серые орды,
Коричневые живодёры,
Чёрные трупоеды,
Двигались как зараза.
Чванились над народом, —
Наших родных сограждан
Властью порабощая,
Грабя и истязуя.

В нашем прекрасном небе
Стаи ворон железных
Смрадом закрыли солнце,
Звёзды позатемнили.
В наших морях глубоких
И на реках раздольных
Щучья порода немцев
Воду поотравила.

Пеплом, золой и пылью
След отмечая гнусный,
Двигались днём и ночью
Гитлеровские чужеяды;
Горе, насилье, ужас,
Смерть и уничтоженье
Двигались вместе с ними
Ужасом лихолетья.

Старые и молодые,
Взрослые и подростки,
Девушки и старухи,
Братья и побратимы,
Сёстры и сестреницы, —
Наши родные люди,
Схваченные коварно,
В тяжкой неволе гибли.
III
… Преемник Великого Ленина —
Великий Батыр Сталин —
Могучих своих соратников
Поднял к священной битве…

Припомнив Отцов-Воителей,
Венчанных былинною славою,
Народы Советской Родины
На подвиг поднял Сталин…

… Из тундры, из стран полярных,
Из древней тайги Сибирской
Охотники, зверобои,
Не ведающие страха;
Промышленники морские,
Играющие со смертью;
Почтенные следопыты,
Испытанные в дорогах;
Проворные рыболовы,
Не гнущиеся под бурей, —
Явились к родным знамёнам,
Готовы идти на подвиг.

С высоких хребтов Кавказа,
С горбатых вершин уральских,
Стремительные горнопроходцы
Шахтёры и рудокопы, —
Упорные словно камень,
Настойчивые как свёрла,
Напористее взрывчатки, —
Всегда неутомимы,
Опасностям неподвластны,
Непоколебимы волей, —
Явились к родным знамёнам,
Готовы идти на подвиг.

Владельцы полей богатых,
Хранители тучных пастбищ, —
Колхозники-хлеборобы,
Колхозники скотоводы,
Прославленные трудами,
Ревнители новой жизни,
Числом неизмеримы,
Силой непревзойденны,
Мысля все заедино,
Призыв вождя услышав,
Явились к родным знамёнам,
Готовы идти на подвиг.

Из городов советских
Тысячи тысяч граждан, —
Владельцы заводов наших,
Хозяева наших фабрик,
Рабочие и инженеры,
Механики и машинисты;
Люди большой культуры,
Люди ума большого,
Мощно вооружившись,
Призыв вождя услышав, —
Явились к родным знамёнам,
Готовы идти на подвиг.

Все народы Отчизны,
Союза Счастливой Дружбы, —
Союза Советских Республик, —
И малые и большие
Все племена России
Во главе с народом русским
Встали несокрушимо
Армиею единой, —
Жизнь свою защищая,
Счастье оберегая,
Сталинские знамёна
Подняли над собою…
IV

Верховный Вождь Народов

Вывел войска в сраженье,
Вывел и сам бесстрашно
В битву вступил Великий.

Сверкающий меч тяжёлый
Над черным мечом поднялся;
Над Сталиным встало солнце,
Над Гитлером встала туча.

Удары мечей гремели
Сильнее ударов грома.
Слепящие искры гнева
На тысячу верст летели.

Земля колебалась в страхе,
В болотах кипела тина,
На полюсе лёд растаял
От этой жестокой сечи…

Леса поднялись вверх корнями,
Звёзды валились на землю,
Реки вспять побежали
От этой тяжелой битвы.

Моря до дна помутились,
Горы как бы присели,
Ветер ударил в небо
От этой суровой схватки.

Песок в золу превратился,
Камень стал словно тесто,
Снег в июне выпал, —
Такое уж было дело.

От свиста мечей огромных
Гнулось первое небо,
От посвиста рукояток
Небо второе дрожало.

Солнцеподобный Сталин
Мечом неустанно бился.
Мраку-подобный Гитлер,
Зарвавшись, стал задыхаться.

Стальные зубы злодея
Не выдержали — раскрошились.
Кривые когти шамана
Стали тупеть заметно.

Кости грудной клетки
У Гитлера затрещали,
Вывихнутый позвоночник
Стал вихлять-искривляться.

Колючий хвост трупоеда
Сам собой опустился;
Взревев сукой побитой,
Гитлер пополз обратно.
V
Чёрный шаман Гитлер
Хотел воды напиться
Из Волги — реки российской,
Хотел углём донбасским,
Бараниной Туркестана,
Украинской пшеницей,
Тёплой нефтью кавказской,
Крымским виноградом,
Северною пушниной —
Брюхо своё насытить,
Кости свои украсить.

Хотел захватчик мерзкий
Питаться нашей кровью,
Миллионами душ несчастных
Хотел напитать фашистов;
Мозгом наших потомков,
Нашим трудом и потом.

Хотел кровожадный дьявол
Властвовать безраздельно,—
Чванствуя и бахвалясь,
На половине мира,
Был он полувластелином…
Был и не удержался.

… Возле Волги широкой
Себе водопой наметив,
Встретил коварный дьявол
Огненное похмелье.
В каменном Сталинграде
Выю ему согнули,
Возле пашни Орловской
Бёдра ему сломали.

С Северного Кавказа
Он до Днепра тащился,
От побережий невских
Полз до Кенигсберга.

Крым оставляя спешно,
Враг отбежал до Праги.
После боёв на Висле
Спрятался он в Берлине.

Черный шаман Гитлер
Думал да не додумал…
Не было места в мире,
Где бы он отсиделся.

Солнцеподобный Сталин
Мраку не даст пощады.
Меч в богатырской длани
Силой не оскудеет.
VI
Месяцы, дни и годы
Длилась война жестоко.
Меч золотой Свободы
Стал побеждать Насилье.

Чёрный шаман поднялся
В сумрак пустынь воздушных,
Но громовым ударом
На землю был опрокинут.

В зыбкой пучине моря
Гитлер на дно спустился,
Но остриём победы
Вышвырнут был оттуда.

На сто погонных сажен
Спрятался Гитлер в землю, —
Но неусыпный Сталин
Выгнал его оттуда.

Сталинский меч Победы,
Отдыха не давая,
С чёрным мечом сражался
Грозно и справедливо.

Тщетно пытался ворог
Сталина обескровить,
Неуязвим был в битве
Вождь наш — победоносец,
Бронью любви народной,
Бронью народной силы
Был он закрыт надёжно
Против ударов вражьих.

Черным мечом насилья
Гитлер грозил напрасно, —
Меч золотой Свободы,
Сталинский меч бессмертен.

В логове стаи псиной
Злобный носитель яда,
Черный шаман последний
Был поражен навечно.

Сталинский меч Победы,
Славясь и торжествуя,
Ныне, всегда и присно
Чествуется всей Вселенной.

На алтаре народном
Выше святыни нету,
Знамя великой жертвы
Меч осеняет честью.

Вождь — Победитель Мрака,
Сталин несокрушимый,
Будь нам отцом и другом,
Солнцем твоей Победы!

Источник

ЮРИЙ ЖУКОВ: ЛОГИКА СТАЛИНСКОГО ПРАВЛЕНИЯ

Из работ историка Ю. Жукова вырисовывается интереснейшая и малоизвестная история.
Первые большевики по понятным причинам были интернационалистами. Коминтерн считался органом власти выше власти в завоеванной России. Первое поколение большевиков — Троцкий, Рыков, Зиновьев и так далее, на самом деле сходились в одном, очень главном: нужно делать Мировую Революцию. Одни считали, что она вотвот произойдет. Другие — что она произойдет несколько погодя, но и в том, и в другом случае получалось, что в Росси не нужно строить собственную промышленность. При том страна была крестьянской (82% населения), и даже косы покупали в Германии. Промышленность не надо строить, потому что в Социалистической Германии всего будет довольно.

Поэтому то крыло, которое считало, что революция в Германии произойдет не завтра же, считало, что пока что в России надо поднять сельское хозяйство: Россия будет кормить мировой социалистический лагерь. На этом они сошлись с «группой центристов» (т.е. группой Сталина), и так произошла коллективизация сельского хозяйства в самом начале 30х.

Примечание:
Описывая деятельность Сталина, Ю. Жуков всюду использует термин «узкое руководство»,, особенно подчеркивая, что единоличного правления у Сталина никогда не было, «Сталин-диктатор» — сегодняшний пропагандистский миф, не подтверждаемый реальными историческими документами, кропотливейше показывающими повседневную работу правительства; собственно серия книг Ю.Ж. и представляет нам эту хронику по дням и месяцам. Состав же узкой группы несколько менялся с годами. Вначале, к 30м, Жуков называет эту группу «центристами» в отличие от политики Троцкого и других, занимавших левое и правое крылья партии.

Первая ересь Сталина: отказ от Мировой Революции и «построение социализма в отдельно взятой стране»
Возвращаясь к логике главных событий:, несколько позже, возможно начиная с 30 и по 32й, Сталина и его «узкое руководство» события, особенно непроизошедший переворот в Китае, убедили в том, что никакой мировой революции не будет, а потому надо выживать в своей стране. В результате Сталин сделал ряд шагов, которые вписывали РОссию в сообщество других государств, и начал обеспечивать внешнюю безопасность страны с помощью политических блоков, ожидая нападения из Германии (где к весне 1933 ко власти пришли наци, не скрывавшие своей программы ревизии Версаля и стремлении найти колонии за счет расщепления России).

По мнению старых большевиков, таким образом, Сталин возрождал Антанту, первое контрреволюционное преступление.
Далее, Сталин ради создания системы коллективной безопасности перед лицом угрозы со стороны Германии, сделал это, приведя СССР в Лигу Наций, которую так недавно большевики (и он сам) считали оружием буржуазии для борьбы с рабочим классом. Для того, в свою очередь, понадобилось полностью отказаться от идеи Мировой Революции на деле, дабы продемонстрировать правительствам новый курс СССР. И Сталин сворачивает главенство Коминтерна, заставляет коммунистов в других странах Европы вступать в «народные фронты», делая союзниками злейших своих врагов социал-демократов, и даже сотрудничая с местной буржуазией. Более того, СССР перестает поддерживать попытки коммуниьтических переворотов в странах Европы (например, см. события в Австрии). Пресса СССР помещает статьи о «выступлениях рабочих», но тем дело и ограничивается.

Это, разумется, в глазах старых большевиков, стало еще одним преступлением Сталина против всех идей революции, на которых они «выросли в борьбе».

В резльтате Сталин и его узкое руководство оказались под угрозой заговора и переворота как уклонисты, люди, изменившие революционной идее и сотрудничающие с буржуазией. Сталин смог упредить и обезвредить эти заговоры: первый в Кремле («дело Клубок», Енукидзе и проч.), а второй среди военных (там «невинно пострадал» в частности Тухачевский).

Это первое. Но было и второе, еще более страшное, реально-историческое (в отличие от сегоднящних выдуманных) преступление Сталина

Вторая ересь Сталина: попытка создать новых управленцев для индустриализации и «нормализовать» страну
ЛЮди, ставшие коммунистическим аппаратом, масса «руководителей на местах» пришли из Гражданской Войны и были потрясающе безграмотны. Количество людей с высшим образованием среди партийного руководства не превышало где-то 7%.
В результате, если индустриализовать СССР, то придется схватиться не только с теми, кто считал индустриализацию ненужной, ибо Россия будет пользоваться плодами мировой революции и индустрии ГЕрмании, но и вступить в войну с подавляющей массой привыкших командовать и расстреливать необразованный людей, которые не были бы способны руководить промышленной страной.

Разумеется, сделать этого в открытую было нельзя. В результате Сталин (сталинский круг) задумал(и) сменить Конституцию. В ней провести такие изменения, которые оттеснили бы старые кадры.
Во-первых, это означало «нормализацию» страны, отказ от «революционных» институтов и методов подавления больших групп населения. Примерно в 33-34 амнистировали большие массы крестьян, репрессированных «за три колоска». Отменили поражение в правах при обучении, при приемах на работу.
Далее, надо было ввести всеобщее избирательное право, вне зависимости от сословия, прекратить поражение в правах сословий, как это было принято в революцию.
И более того, надо было ввести выдвижение кандидатов от общественных организаций. Это означало и беспартийных. Более того, Жуков обнаружил образцы бюллетеней с альтернативными кандидатами.

Сталин отчасти приоткрыл планы в интервью одному из западных журналистов, где говорил об альтернативности кандидатур и о том, что старая бюрократия будет естественным образом вытеснена, поскольку люди не проголосовали бы за уже натворивших своим руководством дел старых руководителей.

Подготовка новой Конституции и выборов растянулась на несколько этапов.
Когда прошли первые Пленумы и были приняты первые постановления (Жуков тщательно документирует все ходы), понявшая угрозу партмасса ответила Сталинской группе контрударом.

«Вдруг» на информационное сообщение о подготовке к выборам встают партийные руководители регионов и начинают объяснять, что в их районе расплодилось «множество белогвардейской сволочи», в частности указывая на освобожденных недавно крестьян и т.д. Никто из руководства не вводил эту тему, но партийцы с мест, совершенно явно привязывая к жалобам на «антисовесткую нечисть» невозможность допустить к готовящимся выборам недовольных, один за другим требуют репрессий.

Точных документов нет, пишет Жуков, и приходится догадываться по журналу посещений кабинета Сталина. После одного из собраний/совещаний Яковлеву, готовившему новые законы, дается поручение и после того мы видим откат от ранее заявленной реформы.
Теперь выборы будут производиться по разнарядке, будет допущено лишь «до 20-25% беспартийных), и их кандидатуры будут согласовываться/утверждаться нынешними партийными руководителями. (Кстати, тогда-то и родился советский термин «в союзе с беспартийными»)

Одновременно с мест Сталину начинают подаваться разнарядки на репрессии (в такойто области необходимо провести столько-то арестов).

Таким образом Сталину и его группе был поставлен ультиматум. Партайгеноссен прекрасно поняв угрозу себе, смогли уничтожить реформу, откатив альтернативность и неподотчетность выдвижения кандидатов. Одновременно партийная бюрократия начала репрессии в населении среди групп, которые могли бы проявить к ней нелояльность.

Начал процесс Эйхе, за ним последовали Хрущев, Косиор, другие. Таким образом партмасса пыталась сохранить себе жизнь. Особенно злобствовал Хрущов, обнаруживший в Москве и области немыслимые количества контрреволюционеров.

Сталинская группа ответила кадровыми перестановками и репрессиями этой верхушки.

Эти два одновременных процесса и составляют предвоенные репрессии. Понятно, что пострадавшие или боявшиеся пострадать из разных слоев объясняют это по-разному и разные события у них оказываются «репрессиями».
Так, позже, разоблачая Сталина, Хрущев, проговорился в одном из своих выступлений: он назвал датой окончания репрессий НЕ окончание репрессий среди народа, но дату прекращения войны против партаппаратчиков группой Сталина. Для него то, что он делал сам, так не называлось.

Итак, реформа была сорвана.

Сталинская группа вернулась к ней второй раз, после войны. Однако сам Сталин фактически перестал руководить страной в 1951 году, после инсульта и болезни. Известны (Жуков видел их в архиве) его указания, написанные на половине обложки папки почти печатными буквами, одна рука держала другую. Две записки повторяли друг друга и были инструкциями к событиям, которые уже произошли и закончились.
«Узким руководством» было принято закрытое решение этот факт не оглашать и проводить свои действия «за подписью Сталина».

После войны попытки изменить принципы и состав управления страной продолжились. Партия должна была быть отстранена от непосредственного руководства хозяйством и её роль должна была свестись к подбору кадров.
В ходе реформ управления страной делалась попытка поднять руководителей-специалистов в промышленности, и партийщикам были обрезаны «конверты», т.е. негласные, но регламентированные значительные денежные ежемесячные доплаты. Это делало доходы партийцев меньше в 4-5 раз, чем зарплаты хозяйственным и советским руководителям.

И в какой-то момент та самая партийная масса, которая так раньше желала выжить, произвела второй переворот.

Восстановить «конверты» довелось Хрущеву, он был избран следующим предводителем, и ХХ съезд совершил реванш, утвердив во власти ту самую массу партийных руководителей без образования.
The rest is history. Эти люди составили послевоенную элиту, которая далее воспроизводилась и подбирала свою смену, и в конце концов предала страну в 90е ради сохранения собственного привилегированного положения.

Итог:

(а) Отказ от мировой революции вызвал необходимость индустриализации и ненависть (и заговоры) первой волны бойцов за мировую революцию [добавим от себя не сказанное Жуковым: бойцов в интересах тех банкиров, которые большевиков содержали до переворота своими деньгами — emdrone]

(б) Логика индустриализации потребовала смены власти с тех, кто после Гражданской умел расстреливать и приказывать на тех, кто имел бы образование и мог бы управлять современной индустрией

Войну с первыми Сталин выиграл. Внутриэлитную войну со вторыми сталинское «узкое руководство» проиграло, дважды. Произошел реванш и СССР получил до конца своих дней доминирование не хозяйственников-управленцев, но коммунистическую партийную «элиту» [которая, опять-таки добавим от себя не сказанное явно Жуковым, в 1990е открыла страну для колонизации и раскола — вторжением уже не армий, а денег западных банкиров. Т.е. именно тех, кто когда-то финансировал большевиков и уничтожение Российской Империи, и чьи интересы так цинично предал Сталин, совершив свой стратегический отворот от Мировой Революции — emdrone]

Добавлю еще один важный пункт: моя выжимка не дает ссылок на фамилии, архивы и даты. Книги Жукова состоят практически только из них. Это не фантазии, а результат понимания и интерпретации историком на основе откопанных им документов той эпохи.

ИТАК, ИМЕЕТ ЛИ СТАЛИН ОТНОШЕНИЕ К ПОБЕДЕ?

Теперь, имея обзор и будучи вооружены фактологией и логикой сталинского правления, давайте попробуем ответить, имел ли Сталин отношение к Победе. Я это буду делать, исключив (даже!) все его действия как Верховного Главнокомандующего во время самой войны.

Первое: индустриализация.
Революционеры тогда: России не нужна индустрия, индустриальные товары она получит из социалистической Германии.

Власовцы сегодня: Гевалт!!!! Сталин репрессировал ленинские кадры и верхушку армии.

Реальность: без уничтожения заговора в партии и военных против курса на индустриализацию, СССР не имел бы шанса против уже собираемой (после 1933 уже вполне открыто) для продолжения передела, который не завершила ПЕрвая Мировая, индустриальной армии Европы. Курс на приобретение колоний за счет отрезания от СССР Украины, Белоруссии и т.д. был как сейчас говорят «геополитическим» и вполне известным

Реальность2: без отказа от «революционной» идеологии и экспорта революций СССР не смог бы участвовать в предвоенных политических блоках и маневрах, выигвырая время для завершения индустриализации и вооружения страны. И не смог бы обеспечить то, что в войне против наци (и ресурсов всей Европы) СССР выступил НЕ В ОДИНОЧКУ.
Предательство, как считают банкиры (не произнося этого пункта вслух) от главной для них цели большевиков, превращения России в плацдарм для захвата власти в других странах, сегодня есть главный пункт, по которому имя Сталина ими проклято и каждый игрок на их стороне обязан на него, завидев, плюнуть.

Второе: борьба за компетентные кадры для управления индустрией и нормализацию страны
Уничтожение «революционных» институтов (в начале 30х, т.е. с началом «сталинизма», как его следует считать, отказываясь приписывать Сталину «заслуги» других большевиков), создание государственных (например, союза писателей и т.д.). Отмена поражения сословий в правах. Возвращение осужденных крестьян и выселенцев из городов вроде Ленинграда, позволение учиться ранее пораженным в том группам и т.д.

Очевидная и явная заслуга «узкого руководства Сталина», особенно в свете сегодняшних визгов о «третьем пути» и якобы расколе народа во время наступления немцев: страна становилась не мясорубкой по уничтожению «классов», но нормальной страной. Интересно, что сегодняшние исполнители воли банкиров, оплачивавших первых большевиков, удивительно легко, почти не касаясь, пролетают над насилием «своих», очень часто приписывая его «центристам» (на них вешают даже якобы желание «мировой революции»!), которые наоборот боролись за нормализацию страны.

В репрессии именно народа виноваты те (и Хрушев лично!), кто после реванша на ХХ съезде кричал о репрессиях, и сделали они это для сохранения своего места у власти.

Оба пункта свидетельсвуют о ключевой и решающей роли Сталина и его центристской группы в том, что удалось сохранить независимость страны в 20 веке и не стать колонией

Источник —  http://emdrone.livejournal.com

Речь Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия перед панихидой по И. В. Сталину (9.03.1953 г.)

Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя. Люди науки изумлялись его глубокой научной осведомленности в самых разнообразных областях, его гениальным научным обобщениям; военные — его военному гению; люди самого различного труда неизменно получали от него мощную поддержку и ценные указания. Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума.

Об его напряженных заботах и подвигах во время Великой Отечественной войны, об его гениальном руководстве военными действиями, давшими нам победу над сильным врагом и вообще над фашизмом; об его многогранных необъятных повседневных трудах по управлению, по руководству государственными делами — пространно и убедительно говорили и в печати, и, особенно, при последнем прощании сегодня, в день его похорон, его ближайшие соработники. Его имя, как поборника мира во всем мире, и его славные деяния будут жить в веках.

Мы же, собравшись для молитвы о нем, не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам. Ни один вопрос, с которым бы мы к нему ни обращались, не был им отвергнут; он удовлетворял все наши просьбы. И много доброго и полезного, благодаря его высокому авторитету, сделано для нашей Церкви нашим Правительством.

Память о нем для нас незабвенна, и наша Русская Православная Церковь, оплакивая его уход от нас, провожает его в последний путь, «в путь всея земли», горячей молитвой.

В эти печальные для нас дни со всех сторон нашего Отечества от архиереев, духовенства и верующих, и из-за границы от Глав и представителей Церквей, как православных, так и инославных, я получаю множество телеграмм, в которых сообщается о молитвах о нем и выражается нам соболезнование по случаю этой печальной для нас утраты.

Мы молились о нем, когда пришла весть об его тяжкой болезни. И теперь, когда его не стало, мы молимся о мире его бессмертной души.

Вчера наша особая делегация в составе Высокопреосвященного митрополита Николая; представителя епископата, духовенства и верующих Сибири архиепископа Палладия; представителя епископата, духовенства и верующих Украины архиепископа Никона и протопресвитера о. Николая, возложила венок к его гробу и поклонилась от лица Русской Православной Церкви его дорогому праху.

Молитва, преисполненная любви христианской, доходит до Бога. Мы веруем, что и наша молитва о почившем будет услышана Господом. И нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы молитвенно, с глубокой, горячей любовью возглашаем вечную память.

Сталин: о статье Энгельса «Внешняя политика русского царизма»

Письмо членам Политбюро ЦК ВКП(б) 19 июля 1934 года

Рассылая членам Политбюро ЦК статью Энгельса «Внешняя политика русского царизма», считаю нужным предпослать ей следующие замечания.

Товарищ Адоратский предлагает напечатать в ближайшем номере «Большевика», посвященном двадцатилетию мировой империалистической войны, известную статью Энгельса «Внешняя политика русского царизма», впервые опубликованную за границей в 1890 году. Я считал бы вполне нормальным, если бы предлагали напечатать эту статью в сборнике сочинений Энгельса или в одном из исторических журналов. Но нам предлагают напечатать ее в нашем боевом журнале, в «Большевике», в номере, посвященном двадцатилетию мировой империалистической войны. Стало быть, считают, что статья эта может быть рассматриваема как руководящая или, во всяком случае, глубоко поучительная для наших партийных работников с точки зрения выяснения проблем империализма и империалистических войн. Но статья Энгельса, как видно из ее содержания, несмотря на ее достоинства, не обладает, к сожалению, этими качествами. Более того, она имеет ряд таких недостатков, которые, если она будет опубликована без критических замечаний, могут запутать читателя.

Поэтому я считал бы нецелесообразным опубликование статьи Энгельса в ближайшем номере «Большевика».

Но что это за недостатки?

1. Характеризуя завоевательную политику русского царизма и воздавая должное мерзостям этой политики, Энгельс объясняет ее не столько «потребностью» военно-феодально-купеческой верхушки России в выходах к морям, морских портах, в расширении внешней торговли и овладении стратегическими пунктами, сколько тем, что во главе внешней политики России стояла якобы всемогущая и очень талантливая шайка иностранных авантюристов, которой везло почему-то везде и во всем, которой удивительным образом удавалось преодолевать все и всякие препятствия на пути к своей авантюристической цели, которая удивительно ловко надувала всех европейских правителей и добилась, наконец, того, что сделала Россию самым могучим в военном отношении государством.

Такая трактовка вопроса в устах Энгельса может показаться более чем невероятной, но она, к сожалению, факт.

Вот соответствующие места из статьи Энгельса.

«Внешняя политика, — говорит Энгельс, — это безусловно та область, в которой царизм очень и очень силен. Русская дипломатия образует своего рода новый иезуитский орден, достаточно мощный, чтобы превозмочь в случае надобности даже царские прихоти и, широко распространяя коррупцию вокруг себя, пресечь ее в своей собственной среде. Вначале этот орден вербовался по преимуществу из иностранцев: корсиканцев, как, например, Поццо-ди-Борго, немцев, как Нессепьроде, остзейских немцев, как Ливен. Иностранкою была и его основательница, Екатерина IIм.

«До сих пор только один чистокровный русский, Горчаков, занимал высший пост в этом ордене. Его преемник фон-Гире опять уже носит иностранную фамилию».

‘Это тайное общество, вербовавшееся первоначально из иностранных авантюристов, и подняло русское государство до его нынешнего могущества. С железной настойчивостью, неуклонно преследуя намеченную цепь, не останавливаясь ни перед вероломством, ни перед предательством, ни перед убийством из-за угла, ни перед низкопоклонством, не скупясь на подкупы, не опьяняясь победами, не падая духом при поражениях, шагая через миллионы солдатских трупов и по меньшей мере через один царский труп, эта шайка, настолько же бессовестная, насколько и талантливая, сделала больше, чем все русские армии, для того, чтобы расширить границы России от Днепра и Двины за Вислу, к Пруту, Дунаю, к Черному морю, от Дона и Волги за Кавказ, к истокам Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. Это она сделала Россию великой, могущественной, внушающей страх, и открыла ей путь к мировому господству». (См. вышеупомянутую статью Энгельса).

Можно подумать, что в истории России, в ее внешней истории, дипломатия составляла все, а цари, феодалы, купцы и другие социальные группы — ничего, или почти ничего.

Можно подумать, что если бы во главе внешней политики России стояли не иностранные авантюристы, вроде Нессельроде или Гирса, а русские авантюристы, вроде Горчакова и других, то внешняя политика России пошла бы другим путем.

Я уже не говорю о том, что завоевательная политика со всеми ее мерзостями и грязью вовсе не составляла монополию русских царей. Всякому известно, что завоевательная политика была также присуща — не в меньшей, если не в большей степени — королям и дипломатам всех стран Европы, в том числе такому императору буржуазной формации, как Наполеон, который, несмотря на свое нецарское происхождение, с успехом практиковал в своей внешней политике и интриги, и обман, и вероломство, и лесть, и зверства, и подкупы, и убийства, и поджоги.

Понятно, что иначе и не могло быть.

Видимо, в своем памфлете против русского царизма (статья Энгельса — хороший боевой памфлет) Энгельс несколько увлекся и, увлекшись, забыл на минуту о некоторых элементарных, хорошо ему известных, вещах.

2. Характеризуя положение в Европе и вскрывая причины и перспективы надвигающейся мировой войны, Энгельс пишет:

«Современное положение Европы определяется тремя фактами: 1) аннексией Эльзаса и Лотарингии Германией, 2) стремлением царской России к Константинополю, 3) борьбой между пролетариатом и буржуазией, все жарче разгорающейся во всех странах, — борьбой, термометром которой служит повсеместный подъем социалистического движения».

«Двумя первыми фактами обусловливается современное разделение Европы на два больших военных лагеря. Аннексия Эльзаса-Лотарингии превратила Францию в союзницу России против Германии, царская угроза Константинополю превращает Австрию и даже Италию в союзницу Германии. Оба лагеря готовятся к решительному бою, — к войне, какой еще не видывал мир, к войне, в которой будут стоять друг против друга от десяти до пятнадцати миллионов вооруженных бойцов. Только два обстоятельства препятствовали до сих пор взрыву этой ужасной войны: во-первых, неслыханно быстрое развитие военной техники, при котором каждый новоизобретенный образец оружия, прежде чем его успеют ввести хотя бы только в одной армии, обгоняется новыми изобретениями, и, во-вторых, абсолютная невозможность рассчитать шансы, полная неизвестность, кто же в конце концов выйдет победителем из этой гигантской борьбы».

«Вся эта опасность мировой войны исчезнет в тот день, когда дела в России примут такой оборот, что русский народ сможет поставить крест над традиционной завоевательной политикой своих царей и вместо фантазий о мировом господстве заняться своими собственными жизненными интересами внутри страны, интересами, которым угрожает крайняя опасность».

«…Русское Национальное собрание, которое захочет справиться хотя бы с самыми неотложными внутренними задачами, должно будет решительно положить конец всяким стремлениям к новым завоеваниям».

«С возрастающей быстротой, как по наклонной плоскости, катится Европа в пропасть мировой войны неслыханного размаха и силы. Одно только может остановить ее: перемена строя в России. Что это должно произойти в ближайшие годы, — не подлежит никакому сомнению».

«…В тот день, когда падает царская власть, эта последняя твердыня общеевропейской реакции, — в этот день совсем другой ветер подует в Европе”. (См. там же).

Нельзя не заметить, что в этой характеристике положения Европы и перечне причин, ведущих к мировой войне, упущен один важный момент, сыгравший потом решающую роль, а именно — момент империалистической борьбы за колонии, за рынки сбыта, за источники сырья, имевший уже тогда серьезнейшее значение, упущены роль Англии как фактора грядущей мировой войны, момент противоречий между Германией и Англией, противоречий, имевших уже тогда серьезное значение и сыгравших потом почти определяющую роль в деле возникновения и развития мировой войны.

Я думаю, что это упущение составляет главный недостаток статьи Энгельса.

Из этого недостатка вытекают остальные недостатки, из коих не мешало бы отметить следующее:

а) Переоценку роли стремления России к Константинополю в деле назревания мировой войны. Правда, первоначально Энгельс ставит на первое место как фактор войны аннексию Эльзас-Лотарингии Германией, но потом он отодвигает этот момент на задний план и выдвигает на первый план завоевательные стремления русского царизма, утверждая, что «вся эта опасность мировой войны исчезнет в тот день, когда дела в России примут такой оборот, что русский народ сможет поставить крест над традиционной завоевательной политикой своих царей».

Это, конечно, преувеличение.

б) Переоценку роли буржуазной революции в России, роли «русского Национального собрания» (буржуазный парламент) в Деле предотвращения надвигающейся мировой войны. Энгельс Утверждает, что падение русского царизма является единственным средством предотвращения мировой войны. Это — явное преувеличение. Новый, буржуазный строй в России с его «Национальным собранием» не мог бы предотвратить войну хотя бы потому, что главные пружины войны лежали в плоскости империалистической борьбы между основными империалистическими державами. Дело в том, что со времени Крымского поражения России (пятидесятые годы прошлого столетия) самостоятельная роль царизма в области внешней политики Европы стала значительно падать, а к моменту перед мировой империалистической войной царская Россия играла в сущности роль вспомогательного резерва для главных держав Европы.

в) Переоценку роли царской власти как «последней твердыни общеевропейской реакции» (слова Энгельса). Что царская власть в России была могучей твердыней общеевропейской (а также азиатской) реакции — в этом не может быть сомнения. Но чтобы она была последней твердыней этой реакции — в этом позволительно сомневаться.

Нужно отметить, что эти недостатки статьи Энгельса представляют не только «историческую ценность». Они имеют или должны были иметь еще важнейшее практическое значение. В самом деле: если империалистическая борьба за колонии и сферы влияния упускается из виду как фактор надвигающейся мировой войны, если империалистические противоречия между Англией и Германией также упускаются из виду, если аннексия Эльзас-Лотарингии Германией как фактор войны отодвигается на задний план перед стремлением русского царизма к Константинополю как более важным и даже определяющим фактором войны, если, наконец, русский царизм представляет последний оплот общеевропейской реакции, — то не ясно ли, что война, скажем, буржуазной Германии с царской Россией является не империалистической, не грабительской, не антинародной войной, а войной освободительной или почти освободительной?

Едва ли можно сомневаться, что подобный ход мыслей должен был облегчить грехопадение германской социал-демократии 4 августа 1914 года, когда она решила голосовать за военные кредиты и провозгласила лозунг защиты буржуазного отечества от царской России, от «русского варварства» и т.п.

Характерно, что в своих письмах на имя Бебеля, писанных в 1891 году (через год после опубликования статьи Энгельса), где трактуется о перспективах надвигающейся войны, Энгельс прямо говорит, что «победа Германии есть, стало быть, победа революции», что «если Россия начнет войну, — вперед на русских и их союзников, кто бы они ни были!».

Понятно, что при таком ходе мыслей не остается места для революционного пораженчества, для ленинской политики превращения империалистической войны в войну гражданскую.

Так обстоит дело с недостатками статьи Энгельса. Видимо, Энгельс, встревоженный налаживавшимся тогда (1890-1891 годы) франко-русским союзом, направленным своим острием против австро-германской коалиции, задался целью взять в атаку в своей статье внешнюю политику русского царизма и лишить ее всякого доверия в глазах общественного мнения Европы и прежде всего Англии, но, осуществляя эту цель, он упустил из виду ряд других важнейших и даже определяющих моментов, результатом чего явилась однобокость статьи.

Стоит ли после всего сказанного печатать статью Энгельса в нашем боевом органе, в «Большевике», как статью руководящую или, во всяком случае, глубоко поучительную, ибо ясно, что напечатать ее в «Большевике» — значит дать ей молчаливо такую именно рекомендацию?

Я думаю, не стоит.

И. СТАЛИН

19 июля 1934 года

Большевик 1934 № 9

Источник: Большевик №9 1934 год